WWW.GOLKOM.RU   Добавить в Избранное


БИБЛИОТЕКА ПРИРОДЫ
информационный портал

Главная  Новости  Каталог  Книги  КМЭ  Форум

ТУ  Гербарий  Golkom-Balance  Golkom-Post

 
Регистрация:

Перейти к следующей новости ' ||НЕВЕСОМОСТЬ  - состояние, возникающее, когда свободному движению тела в пространстве не препятствуют внешние силы. Последние имеют место всегда, когда тело находится на какой-либо планете или тормозится плотными слоями атмосферы. В условиях космического полета невесомость появляется после прекращения работы двигателей ракеты-носителя при нахождении корабля за пределами плотных слоев атмосферы.'Перейти к предыдущей новости ' ||АСТЕНИЧЕСКИЙ ТИП ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ МЫШЕЧНОЙ УТОМЛЯЕМОСТИ. Больные с этой формой патологической мышечной утомляемости обычно отмечают стойкие ощущения усталости и утомляемости. Еще до начала любой деятельности они утверждают, что устали, боятся начала работы и не уверены в возможности ее выполнения.'Новости

ДОСТИЖЕНИЯ МОЛЕКУЛЯРНОЙ ГЕНЕТИКИ И НАСЛЕДСТВЕННЫЕ БОЛЕЗНИ.

Известно, что код генетической информации зашифрован последовательностью азотистых оснований по длине ДНК. Структурные элементы белковых молекул - аминокислоты - кодируются сочетаниями из трех азотистых оснований, триплетами. Четыре азотистых основания ДНК - аденин (А), гуанин (Г), цитозин (Ц) и тимин (Т), производное урацила (У) - могут образовать 43=64 кодирующих триплета (кодона). Установлено биологическое значение всех возможных кодонов [Ниренберг, Маттеи, Очоа (М. Nirenberg, J. Н. Matthaei, S. Ochoa) и др.; Хорана (Н. G. Khorana) и др.]. В природе известно 20 аминокислот; для некоторых из них имеется несколько кодонов. Возможно, что в одних организмах большее значение имеют одни, в других - другие кодоны из числа соответствующих одной и той же аминокислоте.

Три из 64 кодонов (УАА, УАГ и УГА) не кодируют аминокислот. Их называют "бессмысленными" кодонами. На "бессмысленных" кодонах синтез полипептидной цепи обрывается. Вероятно, биологическая функция этих кодонов состоит в обрыве полимеризации в нужном месте.

Белковые молекулы синтезируются на рибосомах. Наследственная информация передается от ДИК на рибосомы с помощью информационной РНК (и-РНК). и-РНК синтезируется на участках нити ДНК с помощью фермента РНК-полимеразы. Порядок азотистых оснований в и-РНК предопределен последовательностью оснований в ДНК, но в РНК, в отличие от ДНК, тимин заменен урацилом. и-РНК несет инструкции, исходящие от группы нескольких близких по функциям генов, составляющих один оперон, и служит матрицей для образования определенного вида белковых молекул. Перенос аминокислот, содержащихся в цитоплазме клеток, к соответствующим триплетам и-РНК осуществляется другим видом РНК - транспортной РНК (т-РНК). Присоединению аминокислот к т-РНК предшествует их активация, происходящая при участии АТФ и активирующего фермента. Для каждой аминокислоты имеется своя т-РНК с соответствующим кодирующим триплетом. Молекулы т-РНК, соединившись со своими аминокислотами, подходят к определенным кодонам и-РНК, и между их кодирующими триплетами образуются водородные связи, соединяющие комплементарные азотистые основания. Выстроенные в нужной последовательности аминокислоты соединяются и образуют полипептидную цепь.

Гены, определяющие строение полипептидной цепи, называются структурными генами. Кроме них, по Жакобу и Моно (F. Jacob, J. Monod), существуют гены-операторы и гены-регуляторы, контролирующие и координирующие деятельность структурных генов.

В основе наследственных болезней лежат изменения наследственных структур - мутации. Мутации на уровне гена обусловливаются изменением порядка азотистых оснований на участке ДНК, кодирующем синтез одной полипептидной цепи (точковые мутации). Именно они лежат в основе многочисленных наследственных обменных заболевании и могут быть вызваны заменой одной пары азотистых оснований другой в молекуле ДНК, выпадением одной пары оснований (делеция), вставкой лишней пары азотистых оснований в молекулу ДНК и поворотом участка молекулы ДНК, включающего несколько генов, на 180° (инверсия).

Мутации типа замены, когда А — — — Т замещается Г — — — Ц или наоборот, могут изменить биологическую функцию кодона и вызвать замещение одной аминокислоты в синтезируемой полипептидной цепи другой (нити ДНК соединены попарно водородными связями между азотистыми основаниями; при этом Т всегда соединен с А, а Ц только с Г). Все типы точковых мутаций могут привести к образованию "бессмысленных" кодонов, на которых синтез полипептидной цепи обрывается и вместо нее образуются полипептидные фрагменты. Выпадение или вставка звена в полинуклеотидной цепи приводит к смещению в прочтении всех кодонов, начиная от места мутации, к обрыву синтеза полипептидной цепи в связи с образованием "бессмысленных" кодонов.

Биохимические и клинические проявления точковых мутаций наиболее детально изучены на примере многочисленных гемоглобинопатии, обнаруженных в человеческой популяции.

В состав молекулы Нb входят четыре субъединицы, к каждой из которых присоединена гемогруппа, содержащая один атом железа.

Четыре субъединицы распадаются на две лары идентичных полипептидных цепей. В молекулах Нb человека можно обнаружить четыре различные по аминокислотному составу полипептидные цепи, обозначаемые α, β, γ и δ. По сочетанию этих цепей у человека можно выделить три типа молекул Нb: НbА - α2 β2, составляющий около 98% всего Нb взрослого здорового человека; HbA2 - α2 δ2 2%Нb взрослого; HbF - α2 γ2 - Нb эмбрионального типа, имеющийся у новорожденного и в норме исчезающий в раннем детстве. Все три типа Нb содержат две α-цепи и отличаются лишь по второй паре полипептидных цепей.

Новейшие методы биохимического исследования позволили установить, что большая часть анемий, распространенных в Центр. и Зап. Африке, странах Средиземноморья и некоторых других районах земного шара, обусловлена заменой какой-либо аминокислоты в определенном месте одной из полипептидных цепей молекулы Нb другой аминокислотой. В настоящее время выявлено около 100 таких аномальных гемоглобинов.

Наиболее широко распространены HbS, обнаруживаемый при серповидноклеточной анемии, и НbС. HbS возникает в результате замены отрицательно заряженной глютаминовой кислоты нейтральным валином. Такое изменение полярности аминокислотных остатков существенно влияет на структуру и свойства белковой молекулы. HbS легко поддается кристаллизации. При понижении парциального давления кислорода Нb кристаллизуется и эритроциты больного принимают серповидную форму. У лиц, гетерозиготных по гену HbS, в эритроцитах содержится как нормальный, так и аномальный Нb. Поэтому заболевание проявляется у них в очень легкой форме, лишь в условиях кислородной недостаточности. Лица же, гомозиготные по гену HbS, как правило, погибают в раннем детстве.

Так как известен код всех 20 аминокислот, можно предположить, какие изменения в кодирующих триплетах вызвали ту или иную замену в полипептидной цепи молекулы гемоглобина. В частности, замещение глютаминовой кислоты валином могло произойти в результате замены второго основания (А) кодона глютаминовой кислоты ГАА (или ГАГ) производным урацила У и превращения его таким образом в кодон валина - ГУА (или ГУГ).

Замена в том же кодоне первого основания (Г) А могла привести к замещению глютаминовой кислоты лизином (кодон AAA или ААГ) - НbС.

Среди аномальных гемоглобинов имеется несколько вариантов НbМ (см. табл.), обнаруживаемого при некоторых наследственных формах метгемоглобинемии. Заболевание характеризуется цианозом и повышенным содержанием внутриэритроцитарного метгемоглобина, продукта окисления гемоглобина. Так как незначительные количества метгемоглобина могут быть обнаружены в крови здоровых людей, полагают, что существует равновесие между процессами, обеспечивающими окисление гемоглобина в метгемоглобин, и процессами, осуществляющими обратную реакцию. Наследственная метгемоглобинемия является результатом нарушения равновесия между этими двумя видами процессов. Известно два генетических механизма, приводящих к такого рода нарушению: врожденная недостаточность дифосфопиридиннуклеотиддиафоразы, способствующей сохранению гемоглобина в неокисленном состоянии, и образование аномального метгемоглобина, устойчивого к распаду. Такой устойчивый метгемоглобин образуется из КbМ. Анализ структурных вариантов НbМ помогает глубже понять причины такой устойчивости. Гемогруппа в каждой полипептидной цепи нормального гемоглобина как бы подвешена между двумя молекулами гистидина, которые расположены в α-цепи на 58-м и 87-м месте, а в β-цепи занимают 63-е и 92-е положение.

Мутационные изменения гемоглобина



Мутационные изменения гемоглобина*



Если в области, где гем связан с полипептидной цепью, аминокислота без реактивной боковой цепи заменена аминокислотой с реактивным радикалом, эта последняя может образовать устойчивый комплекс с окисленным гемом и "заморозить" [Леманн (Н. Lehmann)] гемоглобин в его связи с железом, образовать стойкий метгемоглобин. Прочность такой связи может зависеть от пространственного направления активной боковой цепи аминокислоты на сгибе спирали в случае ее соединения с группой гема. Так, если в β-цепи через 4 аминокислотных остатка от гистидина β-63 произошла замена валина β-67 глютаминовой кислотой, образуется стойкий метгемоглобин. Ген НbМ является доминантным, то есть он приводит к развитию заболевания, будучи в гетерозиготном состоянии.

Не все формы наследственных гемоглобинопатий обусловлены структурными изменениями молекулы Нb типа замен. При различных талассемиях снижается образование определенных полипептидных цепей молекулы Нb: β, α или δ, что, возможно, обусловлено гетерозиготностью по соответствующему мутантному структурному гену. При сниженном синтезе β-цепей (β-цепочечная талассемия) уменьшается образование HbА (α2 β2), возрастает содержание НbА2 (α2 δ2) и постоянно обнаруживается HbF (α2 γ2). При уменьшении синтеза α-цепей (α-цепочечная талассемия) страдают все три вида Нb, так как каждый из них содержит α-цепи. В этом случае избыток β-цепей способствует образованию НbН (β4), объединение γ-цепей приводит к образованию Нb Bart (γ4). Клиническая картина талассемии часто осложняется при одновременном наличии второго мутантного гена, определяющего образование одного из аномальных Нb. При β-цепочечной талассемии одновременное наличие мутантного аллеля, определяющего синтез аномальной β-цепи приводит к повышенному образованию аномального Нb, в то время как мутация структурного гена α-цепи не усугубляет патологии. Напротив, при α-цепочечной талассемии наследственный дефект усиливается одновременно имеющейся мутацией аллельного гена, контролирующего синтез аномальной α-цепи, и не утяжеляется при существовании аналогичной мутации структурного гена β-цепи.

Повышенная активность гена, вызывающего у взрослого увеличенное образование эмбрионального HbF - α2 γ2, не сопровождается анемией или изменением формы эритроцитов. У гетерозиготных носителей гена повышено содержание HbF и снижено количество НbА2. У лиц, гомозиготных по мутантному гену, обнаружено полное отсутствие НbА (α2 β2) и одновременное отсутствие НbА2(α2 δ2). Из этого факта был сделан вывод, что образование цепей (β и δ изменяется под влиянием общих механизмов; генные локусы этих цепей, вероятно, расположены на одной и той же хромосоме. Обнаружение особого вида гемоглобина - Hb Lepore - позволило точнее определить взаиморасположение этих двух локусов. В молекуле Нb этого типа имеются две нормальные α-цепи и две полипептидные цепи, каждая из которых представлена соединенными фрагментами цепей δ и (β—α2 (δ β)2. Так как порядок аминокислот в полипептидной цепи соответствует порядку азотистых оснований в РНК, а последний обусловлен последовательностью азотистых оснований в ДНК, можно было сделать вывод, что образование двухфрагментной полипептидной цепи Hb Lepore отражает делецию участков двух генов, расположенных не только на одной хромосоме, но и непосредственно рядом друг с другом. При этом тот факт, что аномальная полипептидная цепь Hb Lepore начинается с фрагмента δ-цепи, свидетельствует о расположении локуса δ-цепи над локусом цепи β.

Установление тесного соседства генов δ- и β-цепи помогло понять некоторые проявления β-талассемии. Возможно, что при β-талассемии имеет место делеция соответствующего гена. Известно, что делецированный ген обычно способствует повышению активности вышележащего гена. Действительно, при β-талассемии обычно находят повышенное количество НbА2 — α2 δ2, что служит диагностическим критерием β-талассемии. А ген δ находится, как было показано, над β-локусом.

Существуют семьи с β-талассемией, в которых уровень НbА2 не повышен. По-видимому это случаи вторичной талассемии, и первично дефектен ген δ-цепи. Если это δ-талассемия, то ген β-цепи, который следует в ДНК за геном δ-цепи, может быть угнетен вторично, так как дефект вышележащего гена угнетает активность нижележащего.

Все наследственные заболевания вызываются изменениями в строении или количестве одного или более специфических белков. Эти изменения могут быть обусловлены мутациями структурных или контролирующих генов.

Ранее признавалось положение: один ген - один фермент. В настоящее время эта формулировка может быть изменена, так как известно, что под контролем гена синтезируются не только энзиматические белки. Кроме того, белковые комплексы могут состоять из неидентичных полипептидных цепей, кодируемых различными генами. Поэтому правомерной является формула: один ген - один полипептид.

Основу патогенеза ряда обменных наследственных болезней составляет дефект одного энзима - наследственные энзимопатии. В число этих заболеваний входят: акаталаземия, врожденный адрено-генитальный синдром, альбинизм, алкаптонурия, врожденная гипербилирубинемия, фавизм, галактоземия, гликогенозы, один из типов метгемоглобинемии, фенилкетонурия, тирозиноз, пентозурия и др.

В организме человека существует два типа энзимов, расщепляющих холиновые эстеры: истинная и ложная (сывороточная) холинэстераза, отличающиеся друг от друга своими специфическими субстратами. Сывороточная холинэстераза способна расщеплять суксаметоний - лекарственное соединение, используемое при общем наркозе в качестве мышечного релаксанта кратковременного действия, а также в электросудорожной терапии и для лечения тетании.

В обычной терапевтической дозе (30-40 мг) препарат вызывает мышечный паралич и апноэ, которые проходят в течение мин. Клинический опыт показал, что в среднем у одного человека из 2000 применение лекарств типа суксаметония вызывает расслабление мышц и апноэ в течение 2-3 часов. У этих больных имеется сниженная активность сывороточной холинэстеразы. Обследование больных и их семей показало, что эта особенность является постоянной и генетически детерминированной. Калоу (W. Kalow) с сотр. определил константу Михаэлиса (Km) для псевдохолинэстеразы у лиц с повышенной чувствительностью к суксаметонию и у контрольной группы, используя различные холиновые эстеры в качестве субстрата. Оказалось, что значения Km первых в 1,4-6,4 раза выше, чем в контрольной группе. Это свидетельствовало об атипичности сывороточной холинэстеразы людей, имеющих повышенную чувствительность к суксаметонию, о качественных отличиях структуры атипичной псевдохолинэстеразы от структуры псевдохолинэстеразы большинства нормальных людей. В то же время нормальная псевдохолинэстераза оказалась значительно более чувствительной к действию ряда ингибиторов, чем атипичная псевдохолинэстераза. По чувствительности к ингибиторам было выделено два варианта атипичной псевдохолинэстеразы, детерминируемые различными мутантными аллелями соответствующего аутосомного гена. Эти данные убедительно показывают, что сниженная активность псевдохолинэстеразы у лиц, высокочувствительных к суксаметонию, обусловлена изменениями молекулярной структуры ферментного белка и, следовательно, мутацией соответствующего структурного гена. В отдельных семьях было обнаружено существование другого, так наз. немого, гена, определяющего полное отсутствие энзиматической активности псевдохолинэстеразы, но нет никаких данных, которые позволили бы судить о принадлежности этого гена к категории структурных или контролирующих.

Кроме атипичной псевдохолинэстеразы, наиболее вероятными продуктами мутации структурного гена из числа энзимов являются различные типы фермента глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы, обнаруженные в человеческой популяции и отличающиеся по своей клинической и биохимической характеристике. Однако обнаруживаемую в клинике при острой гемолитической анемии недостаточность эритроцитарной глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы считают скорее проявлением мутации контролирующего, а не структурного гена.

Каждый биохимический процесс в организме складывается из ряда следующих одна за другой химических реакций. Недостаточная активность фермента, катализирующего одну из этих реакций, приводит к ее частичной или полной блокаде. В результате имеют место:

1) недостаточное образование продукта данной реакции и более отдаленных продуктов его превращения;

2) накопление в организме субстрата блокированной реакции или его предшественников;

3) изменение основного направления реакции и повышенное образование продуктов, в норме имеющихся в незначительном количестве. Все перечисленные проявления недостаточности энзиматической активности лежат в основе патогенеза наследственных энзимопатий.

Так, при рецессивно наследуемой болезни Гирке недостаточность глюкозо-6-фосфатазы блокирует реакцию образования глюкозы из глюкозо-6-фосфата. Блокада этой реакции приводит к глубокой гипогликемии натощак (содержание глюкозы в крови 15 мг% и ниже) с соответствующими клиническими симптомами и к массивным отложениям гликогена в печени и почках. Накопление гликогена в тканях и органах при различных типах гликогенозов может быть обусловлено и недостаточностью ряда других ферментов, вызывающей блокаду отдельных этапов превращения гликогена.

Патогенетическое значение избытка субстрата и недостаточности конечного продукта реакции отчетливо видно на примере врожденного адрено-генитального синдрома. Врожденная гиперплазия надпочечников является причиной прогрессирующей преждевременной вирилизации у мальчиков и псевдо гермафродитизм а у девочек. Синдром развивается в результате нарушения биосинтеза адренокортикостероидов. Источником образования стероидов надпочечников и половых гормонов является холестерин. Претерпевая ряд последовательных превращений, он преобразуется в андрогены, эстрогены, минералокортикоиды и глюкокортикоиды, важнейшим из которых является гидрокортизон. В норме он тормозит выделение АКТГ гипофизом. Блок на пути образования гидрокортизона нарушает равновесие между гипофизом и надпочечниками. Предшественники гидрокортизона не оказывают тормозящего влияния на гипофиз. Последний продолжает в повышенном количестве выделять АКТГ, стимулируя тем самым деятельность коры надпочечников и способствуя повышенному образованию гормонов, предшествующих блокированной реакции.

Клиническая форма врожденного адрено-генитального синдрома обусловлена локализацией и степенью энзиматического дефекта. Чаще всего при этом синдроме имеет место недостаточность 21-гидроксилазы, 11-β-гидроксилазы и 3-β-гидроксистероиддегидрогеназы.

При недостаточности 21-гидроксилазы часть предшественников блокированной реакции преобразуется в андрогены. Поэтому основным симптомом заболевания в данном случае является вирилизация. Одновременно сокращается синтез альдостерона и происходит накопление прогестерона, который, возможно, является антагонистом альдостерона. Это приводит к увеличению экскреции натрия почками, в результате чего развивается тяжелая солевая недостаточность, нередко приводящая к смерти.

Недостаточность 3-β-гидроксистероиддегидрогеназы также приводит к синдрому потери соли с врожденной гиперплазией коры надпочечников, но изменение локализации дефекта в системе образования половых гормонов проявляется меньшей степенью псевдогермафродитизма у девочек и нарушением формирования гениталий у мальчиков (гипоспадия, крипторхизм). При недостаточной активности 11-β-гидроксилазы происходит накопление 11-дезоксикортикостерона - минералокортикоида, способствующего задержке соли в организме. Следствием этого является развитие гипертонии наряду с вирилизацией.

Все формы врожденного адрено-генитального синдрома наследуются аутосомно-рецессивно.

Дефицит в образовании конечного продукта реакции, блокированной в результате недостатка соответствующей энзиматической активности, и избыток предшественников этой реакции лежат в основе наследственной непереносимости фруктозы (недостаточность фруктозо-1-фосфатальдолазы), галактоземии (недостаточность галактозо-1-фосфатуридилтрансферазы), фенилкетонурии (недостаточность фенилаланингидроксилазы), алкантонурии (недостаточность оксидазы гомогентнзиновой кислоты), оротоацидурии (недостаточность оротодилпирофосфорилазы), врожденной гемолитической анемии (недостаточность пируваткиназы) и др.

Электрофоретические и иммунологические методы позволили выявить ряд генетически обусловленных особенностей белковых структур сыворотки крови.

В норме примерно половину белков составляют альбумины. Однако у некоторых людей при электрофоретическом исследовании сыворотки крови альбумины вообще не обнаруживаются - анальбуминемия или, правильнее, гипоальбуминемия, так как иммунологически у этих людей можно выявить следы альбуминов. Клинические проявления этой патологии весьма незначительны, у женщин была обнаружена лишь небольшая отечность в области лодыжек (анальбуминемия приводит к снижению коллоидного давления плазмы), в остальном они были здоровы. У мужчин же анальбуминемия протекала бессимптомно. В двух из трех описанных семей с анальбуминемией имело место кровное родство родителей, что позволяет думать об аутосомно-рецессивном пути наследования. Наряду с анальбуминемией в человеческой популяции обнаружена бисальбуминемия - наличие при электрофорезе двух равных по величине фракций альбумина. Суммарная величина двух таких фракций равна величине одной нормальной фракции альбуминов. Это отклонение в составе белков не сопровождается какой-либо патологией и одинаково часто отмечается у мужчин и женщин. Иммунологическое изучение каждой из двух фракций не обнаружило между ними разницы, что свидетельствует о большом структурном сходстве их молекул. Дальнейшие исследования показали, что различие между молекулами альбуминов обеих фракций при бисальбуминемии обусловлено лишь одной аминокислотой. Изучение семей, в которых прослеживалась бисальбуминемия, показало, что двойной альбумин является результатом действия двух кодоминантных аутосомных аллелей.

Генетически обусловленные вариации выявлены в электрофоретической подвижности одного из компонентов α2-глобулинов (групповой специфический компонент). Эти вариации не сочетаются с какой-либо патологией.

Весьма интенсивно изучаются белки, получившие название гаптоглобинов и входящие в состав α2-фракции глобулинов. Гаптоглобины обладают способностью соединяться со свободным гемоглобином плазмы. Электрофоретическое изучение позволило установить, что синтез гаптоглобинов определяется тремя аллелями одного гена: HplF (F - более подвижный), HpiS (S - менее подвижный) и Hp2. Фенотипически различают Hp 1-1, Hp 2-1 и Hp 2-2. Фенотип Hp 1-1 распадается на три субфенотипа: Hp 1F-1F, Hp 1F-1S и Hp 1S-1S. Все фенотипы гаптоглобина имеют свою электрофоретическую характеристику. У некоторых лиц Hp отсутствует, что может быть наследственно обусловлено или быть вторичным проявлением гемолиза. Наибольшей способностью к соединению с Нb плазмы обладает Hp 1-1, средней - Hp 2-1 и наименьшей - Hp 2-2.

Изучение свойств гаптоглобинов позволило отвергнуть старую концепцию о пределе канальцевой реабсорбции Нb в почках. Выяснилось, что существует зависимость почечного порога для Нb от возможности образования комплекса Нb-Hp. По новой интерпретации, Нb, связанный с Hp, вообще не может проходить в гломерулярный фильтрат, в то время как свободный Нb легко фильтруется. Гемоглобинурия возникает в случаях, когда количество свободного Нb в плазме превышает количество способного к соединению циркулирующего Hp. Это может быть при внезапном массивном гемолизе или при хронических незначительных проявлениях гемолиза, когда Hp постоянно истощается (пароксизмальная ночная гемоглобинурия, маршевая гемоглобинурия). Определение содержания свободно циркулирующих гаптоглобинов в плазме при врожденной или приобретенной гемолитической анемии позволяет ориентировочно судить о степени тяжести гемолиза.

В последние годы выяснено, что важнейшими компонентами фракции р-глобулинов являются трансферрины - гликопротенны, связывающие железо и осуществляющие его транспорт в организме. Трансферрины (Tf) по степени электрофоретической подвижности делятся на группы TfC (наиболее распространенная), TfB (8 типов) с большей, чем у TfC, подвижностью и TfD (9 типов) с меньшей, чем у TfC, подвижностью при электрофорезе на крахмальном геле. Очевидно, синтез Tf определяется группой аутосомных аллелей. Недостаточность Tf как вторичный процесс наблюдается при ряде заболеваний, в частности при наследственном гемохроматозе. О первичной наследственной недостаточности Tf имеются лишь единичные сообщения.

В составе (J-липопротеинов у ряда людей обнаружен компонент с антигенными свойствами Ag (a+); лица, не имеющие этого компонента, обозначаются Ag (а-). Это показывает, что сыворотка человека не идентична по своим антигенным свойствам и что изоиммунизация сывороточными протеинами может вызвать посттрансфузионную реакцию, не зависящую от несовместимости по красным кровяным клеткам [Аллисон (А. С. Allison)].

Наследственная недостаточность синтеза γ-глобулинов - гипогаммаглобулинемия - проявляется резко сниженной способностью к образованию антител, нарушением иммунологических способностей организма и вследствие этого тяжелыми возвратными инфекциями. Мальчики поражаются в 4 раза чаще девочек. В большинстве случаев имеет место наследование, связанное с Х-хромосомой.

Изучение механизма образования антител показало, что проблема иммунитета целиком относится к молекулярной биологии, так как образование самых разнообразных антител происходит под генетическим контролем.

Все наследственные дефекты имеют в основе своего патогенеза структурные изменения в полинуклеотидной цепи ДНК и вследствие этого в структуре или в интенсивности синтеза отдельных белков.

В случае гемоглобинопатий молекулярные изменения на отдельных этапах патогенеза в значительной мере выяснены.

Для многих энзимопатий известна биохимическая локализация наследственного дефекта, но его молекулярная природа остается еще не выясненной. Ряд наследственных заболеваний обмена имеет еще более неопределенную характеристику и квалифицируется лишь по нарушению того или иного вида обмена: углеводного, аминокислотного, липидного, обмена микроэлементов и т. п. И, наконец, обширная группа наследственных болезней определяется только по нарушениям со стороны отдельных органов, тканей, систем.

Однако достижения молекулярной генетики за последние годы показывают, что в недалеком будущем патогенетические основы наследственных (и не только наследственных) болезней, по-видимому, будут рассматриваться на молекулярном уровне.

Б. Давиденкова, И. Либерман.
Предыдущая новость Все новости Следующая новость

Текущая новость: "ДОСТИЖЕНИЯ МОЛЕКУЛЯРНОЙ ГЕНЕТИКИ И НАСЛЕДСТВЕННЫЕ БОЛЕЗНИ."


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115





Рейтинг@Mail.ru
Главная  Новости  Каталог  Книги  КМЭ  Форум

ТУ  Гербарий  Golkom-Balance  Golkom-Post


Copyright © 2002-2017 "Библиотека природы"
По вопросам размещения рекламы на сайте: info@golkom.ru


Rambler's Top100