WWW.GOLKOM.RU   Добавить в Избранное


БИБЛИОТЕКА ПРИРОДЫ
информационный портал

Главная  Новости  Каталог  Книги  КМЭ  Форум

ТУ  Гербарий  Golkom-Balance  Golkom-Post

 
Регистрация:

Книжная полка - Теория мягких косметологических воздействий. Современная косметология. Децина А.Н. - Глава 7 Следующая страницаПредыдущая страница

7. Косметологическая практика в области разработки питательных кремовых композиций

Как уже отмечалось ранее (см. гл.5), термины "питательный крем", "питательная ценность" или "крем, обладающий питательным действием" широко используются среди практикующих косметологов. Более того, в результате опросов мы выяснили, что подавляющее большинство косметологов к питательным кремовым композициям относят кремы на жировой основе, подспудно полагая, чем жирнее крем, тем он питательней. В редчайших случаях в процессе проведения опроса, когда мы сталкивались с косметологом, обладающим философским складом ума, получали следующее определение: "питательная кремовая композиция должна содержать все вещества, необходимые для питания кожи". Однако возникали сложности при перечислении необходимых ингредиентов, обладающих питательным действием, и совершенно отсутствовали какие-либо представления о концентрационных зависимостях. Все сводилось к выражению - кашу маслом не испортишь.

Судя по имеющимся в литературе сведениям аналогичные "бытовые" представления широко распространены и среди разработчиков косметических препаратов. Рассмотрим некоторые заблуждения и примеры положительного воздействия питательных ингредиентов косметических препаратов на клеточные системы кожи.

7.1. Витаминизация

Для продуктивного рассмотрения вопросов, связанных с включением витаминов в косметические препараты, следует напомнить о том, что витамины и витаминизация организма испокон веков являются объектами изучения медицины и, в определенной степени, науки о питании - диетологии. Хорошо известно, что недостаток витаминов (гиповитаминоз) может вызвать патологические состояния организма. В свою очередь, избыточное потребление витаминов (гипервитаминоз) является не менее опасным воздействием на организм. В этой связи следует подчеркнуть, что витамины относятся к фармацевтическим препаратам, для которых установлены предельно допустимые суточные дозы, предназначенные для устранения патологических состояний организма (включая гиповитаминоз). Для каждого витамина экспериментально показано, что регулярное превышение установленной предельно допустимой суточной концентрации приводит к отклонениям в функционировании организма.*)


*)Необходимо заметить, что в соответствии с представлениями лауреата Нобелевской премии Л.Полинга для аскорбиновой кислоты при определённых состояниях организма возможно многократное превышение установленной в медицине предельно допустимой суточной концентрации. Не следует, однако, забывать, что это касается только легко расщепляемой в организме человека аскорбиновой кислоты, и в большинстве случаев не может быть перенесено на другие витамины.

Следует подчеркнуть, что предельно-допустимые суточные дозы витаминов всегда превышают суточную потребность организма в этих жизненно необходимых веществах.

Однако, приведённые выше рассуждения относятся к влиянию на организм в целом. При введении витаминов через желудочно-кишечный тракт или посредством инъекций происходит их распределение в организме с одновременным снижением концентрации. Например, если учитывать только первую ступень распределения, охватывающую плазму крови человека, то вводимая доза витамина разбавляется приблизительно 6000 мл жидкости. Следующие ступени распределения витаминов, включающие межклеточную жидкость, клеточные системы организма и т.д., реализуемые в действительности одновременно с первой ступенью, приводят к формальному разбавлению вводимой дозы в десятки тысяч раз. Это означает, что для оценки влияния витаминов, вводимых в предельно допустимых суточных дозах или в дозах, соответствующих суточным потребностям организма, на клеточные системы кожи разбавление такого рода необходимо учитывать. Так, если для витамина А суточная потребность для взрослого человека составляет 1,5 мг [1], то при однократном введении его концентрация в 1 мл крови составит примерно 0,00025 мг (или 0,000025%). Можно полагать, что именно в такой (или в меньшей) концентрации витамин доставляется клеточным системам кожи.

С позиций теории мягких косметологических воздействий более важными по сравнению с влиянием витаминов на организм являются сведения о взаимодействии витаминов с клеточными системами.

Сегодня неоспоримым в научном отношении является тот факт, что практически все витамины, включая витамины А, С и Е, при их прямом воздействии на клеточные системы в концентрациях более 10-6÷10-5 моль/л ингибируют пролиферацию (деление) фибробластов, синтез простагландинов, ускоряют сестринские хроматидные обмены в различных клеточных системах. Так, например, диплоидные фибробласты человека увеличивают на 50% склонность к делению в условиях клониального роста при концентрации токоферола 10-8÷10-7 моль/л. Однако при концентрации токоферола 10-6 моль/л комфортность клеток в этих условиях снижается - клетки делятся в два раза хуже, чем в ситуации, когда витамин отсутствует в системе [2].

Для аскорбиновой кислоты (m.m. 176), витамина А (m.m. 286) и токоферолацетата (m.m.473) концентрация 10-6 моль\л соответствует содержанию 0,176-0,473 мг/л или 0,0000176÷0,0000473%. Сравним эти предельно допустимые (на клеточном уровне) концентрации, например, с содержанием витамина Е в косметических препаратах (см. табл.7.1). Здесь и далее мы будем ссылаться в основном на анализ составов косметических композиций, приведённых в Приложении 1.

Таблица 7.1 Примеры содержания витамина Е и его производных в косметических препаратах

Примеры содержания витамина Е и его производных в косметических препаратах

*)При расчетах превышения предельно допустимой концентрации использовали отношение Сисп(%)/СПДК(%), где СПДК- предельно допустимая концентрация ингредиента, определяемая по формуле СПДК(%) = M.m. ингредиента·10-7. Так как мы не имели возможности определить, что понимают авторы под термином "Витамин Е", при расчетах использовалась M.m.=473, равная молекулярной массе токоферолацетата. Аналогичная величина M.m. использовалась в случае "Природного витамина Е".

Из данных, приведённых в таблице 7.1, следует, что из 505 составов косметических средств, опубликованных с 1976 по 2000 г., только в двух случаях (составы №476, №413, Приложение 1) содержание токоферолацетата в косметическом средстве превышает его предельно допустимую концентрацию по отношению к клеточным культурам менее чем в 100 раз. В остальных 61 составах, включающих витамин Е и его производные, это превышение варьирует от 106 до 634249.

Сопоставимая ситуация наблюдается и по отношению к витамину А и его производным (см. табл.7.2). Однако, здесь мы имеем своеобразный рекорд - в одном случае из 65 (состав №320, Приложение 1) разработчики использовали концентрацию витамина А, не превышающую предельно допустимую для клеточных культур. Правда, при этом трудно понять логику авторов. Применяя "идеальную", с нашей точки зрения, концентрацию витамина А в косметическом лосьоне (С=0,00001%), они в косметическое масло (состав №311) вводят 5% этого витамина, а в основу жидкого крема (состав №314) уже - 10%, что соответствует превышению предельно допустимой концентрации для клеточных культур почти в 350000 раз. Единственным разумным объяснением этого обстоятельства является стремление разработчиков в максимальной степени расширить интервал защищаемых патентом концентраций. Из этого следует, что рассмотренный нами, действительно, уникальный случай использования идеальной концентрации витамина А не является результатом целенаправленного действия, учитывающего возможные интимные детали взаимодействия витамина с клеточными системами кожи.

Таблица 7.2 Примеры содержания витамина А и его производных в косметических препаратах

Примеры содержания витамина А и его производных в косметических препаратах

Следует подчеркнуть, что для витамина А наблюдается практическое совпадение предельно допустимой концентрации, определяемой с помощью клеточных культур, с суточной лечебной дозой этого витамина с учетом первой стадии разбавления плазмой крови. Это означает, что приведенные в таблице 7.2 превышения предельно допустимой концентрации для клеток, примерно соответствуют превышению суточной лечебной дозы для организма, когда превышение оказывается большим, чем 6000.

Так, при нанесении на кожу 1 г кремовой композиции, содержащей 2% витамина А, мы вносим в организм около 20 мг витаминной субстанции, что даже с учетом неполного впитывания крема почти в 10 раз превышает суточную лечебную дозу для организма в целом.

Совершенно очевидно, что и в случае с витамином С (см. табл.7.3) наблюдается сопоставимая картина. Применяемые косметологами концентрации превышают допустимые для клеточных культур в десятки и сотни тысяч раз. И здесь нельзя ссылаться на Л.Полинга, предлагающего использовать "ударные" дозы аскорбиновой кислоты при патологическом состоянии организма и для предотвращения старения. В соответствии с представлениями теории мягких косметологических воздействий единственным результатом влияния повышенных концентраций витаминов на базальные клетки, формирующие эпидермис, является ухудшение состояния клеточной системы, снижение скорости деления базальных клеток и, связанное с этим, увеличение толщины верхнего рогового слоя эпидермиса, повышающее вероятность фиксации морщин. Итогом такого рода обработок может быть только ускоренное старение кожи.

Таблица 7.3 Примеры содержания витамина С и его производных в косметических препаратах

Примеры содержания витамина С и его производных в косметических препаратах

Наличие обсуждаемого ранее своеобразного механизма защиты базальных клеток от избыточных концентраций компонентов косметических средств, связанного с принудительным омыванием этих клеток межклеточной жидкостью, объясняет то обстоятельство, что мы с вами и потребители косметики до сих пор не "облезли". Хотя, вне всякого сомнения, в отдельных случаях мы стоим на самой грани, так как любой механизм защиты имеет ограничения, связанные с величиной нагрузки. Действительно, есть сведения о том, что в продаже появились препараты для химического пилинга кожи, содержащие аскорбиновую кислоту в концентрации около 20%. Таким образом, при содержании 20% аскорбиновой кислоты клетки эпидермиса гибнут, и происходит отслоение верхнего слоя кожи. Попробуйте ответить на вопрос о том, что происходит с клеточной системой кожи при обработке косметическими препаратами, содержащими от 1 до 5% витамина С, и нужно ли подвергать клетки воздействиям ударных доз витаминов, в десятки и сотни тысяч раз превышающих предельно допустимую концентрацию.

Приведённый выше анализ относится к наиболее широко используемым в косметических средствах индивидуальным витаминам Е, А, С и их производным. Следует отметить, что наряду с этими витаминами используются и другие. Так в девяти составах присутствует D-пантенол, в восьми препаратах - рутин, в четырёх составах встречаются никотиновая кислота и витамин В6, в трёх - витамин В5, в двух - биотин и в одной композиции содержатся витамины D, F и фолиевая кислота. И во всех этих случаях отчётливо прослеживается тенденция, отмеченная для витаминов Е, А и С, характеризующаяся использованием явно завышенных концентраций.

Естественно полагать, что для нормального функционирования клеточных систем кожи недостаточным является присутствие только одного вида витамина. Поэтому в 39 составах из 129, содержащих витамины, разработчики использовали смеси индивидуальных витаминов (см. табл.7.4).

Таблица 7.4 Примеры использования смесей витаминов в косметических препаратах

Примеры использования смесей витаминов в косметических препаратах

Не останавливаясь на концентрациях используемых витаминов, которые в большинстве своём представлены в табл. 7.1-7.3, предлагаем рассмотреть применяемые сочетания витаминов в смесях.

Если учесть, что составы №№189 и 337, в которых используется смесь пальмитата ретинола (0,15%) и линолеата витамина Е (0,5%), представлены одной группой авторов, а составы №№282 и 283, содержащие витамины В5 (0,93%) и смесь витаминов В (0,12%), также одной группой авторов и если исключить из рассмотрения смесь ацетата и пальмитата витамина Е (фактически это один и тот же ингредиент), хотя все составы, включающие её, также разработаны одной группой авторов, то следует признать отсутствие какой-либо предпочтительности. У каждого разработчика, по-видимому, имеются свои соображения относительно того, какие витамины следует использовать в косметических композициях. Не хочется думать о том, что единственным критерием, который используется изготовителями косметических средств, является доступность сырья (наличие на складе).

Учитывая важность рассматриваемого вопроса и необходимость дальнейших исследований, предлагаю сформулировать этот вывод в виде парадокса разнообразия мнений.

Попробуем рассмотреть этот вопрос на основании общих соображений. Можно полагать, что для полноценного функционирования клеточных систем кожи достаточно обеспечить наличие в окружающей клетки межклеточной жидкости всего набора витаминов, присутствующих в плазме крови человека в необходимой концентрации. В этом случае мы будем иметь дело с идеальной (по содержанию витаминов), но достаточно сложной по составу косметической композицией. Естественно, разработчики всегда будут стремиться к упрощению и унификации препаратов. На наш взгляд, для продвижения в этом направлении требуются тщательные и детальные исследования. Однако, используя опыт клеточной биотехнологии, уже сегодня можно сделать определённые шаги по упрощению теоретически представляемой идеальной композиции.

Традиционно используемые в клеточной биотехнологии питательные среды для культивирования тканевых культур обычно содержат восемь витаминов: рибофлавин, холинхлорид, фолиевую кислоту, никотинамид, тиамина гидрохлорид, пантотенат кальция, пиридоксин и инозит в концентрациях 0.15, 3, 1.5, 1.5, 1.5, 1.5, 1.5, 3 мг/л, соответственно. Дополнительным источником витаминов в питательных средах служит добавляемая в количестве 5-10% сыворотка крови животных. Из этого следует, что уровень остальных витаминов (включая витамины Е, А, С, D, биотин, кобаламин и т.д.) может быть снижен по сравнению с их содержанием в плазме крови человека без существенного ухудшения функционирования клеточных систем не менее, чем в 10 раз (первая стадия упрощения).

Дальнейшее уточнение содержания витаминов в косметических препаратах возможно на основании анализа составов бессывороточных питательных сред, используемых в клеточной биотехнологии.

Следует заметить, что наряду с сывороткой крови животных источником биологически активных веществ являются многие продукты животного происхождения (см., например, гл.8). И это обстоятельство является доводом в пользу необходимости использования сырья животного происхождения.

7.1.1. Продукты растительного происхождения в качестве источника витаминов

Дополнительно к 129 составам, содержащим индивидуальные витамины или их смеси, следует рассмотреть широко представленные среди анализируемых композиций (Приложение 1) источники витаминов растительного происхождения (см.табл. 7.5).

Таблица 7.5 Растительное сырье - источник витаминов

Растительное сырье - источник витаминов

С удовлетворением следует отметить, что среди 505 проанализированных составов частота использования источников витаминов растительного происхождения российскими авторами (советскими) более чем в 6 раз превышает частоту их использования зарубежными разработчиками косметических препаратов. При этом следует подчеркнуть, что при сопоставлении в расчётах не учитывалось использование непосредственно растительных масел (оливкового, подсолнечного, кукурузного и т.д.), которые, вне всякого сомнения, являются источником жирорастворимых витаминов (А, Е и т.д.).

Что же заставляет нас обращаться к растительному сырью в качестве источника витаминов? Очевидным преимуществом растительного сырья является одновременное присутствие в экстрактах, соках, настойках широкого набора витаминов и их щадящие концентрации. И только в тех случаях, когда в ходе переработки сырья концентрация витаминов существенно повышается, необходимо обращать особое внимание на количественные аспекты витаминизации косметических препаратов. Подобная ситуация возникает при использовании, например, масла зародышей пшеницы (составы №№9, 21, 63, 67), масла из зародышей кукурузы (состав №35), хладонового экстракта из плодов шиповника (состав №341), масла облепихи (составы №№348-350, 360) и т.д.

Известно, что содержание витамина Е в масле зародышей пшеницы может достигать 700 мг на 100 г масла (0,7%). В соответствии с тем, что предельно допустимая концентрация этого витамина для клеточных систем соответствует примерно 10-6М (0,0000476%), предельно допустимая концентрация масла зародышей пшеницы в косметическом средстве не должна превышать 7 мг/кг (0,0007%). А что мы имеем в действительности?

В составе №9 содержится 2%, а в составе №21 - 5% масла зародышей пшеницы, что, соответственно, в 2857 и 7143 раза превышает его предельно допустимую концентрацию.

Аналогичные аномалии выявляются при анализе содержания облепихового масла и других перечисленных выше продуктов переработки растительного сырья в косметических средствах. Поэтому, зная содержание витаминов в продуктах переработки растительного сырья, в соответствии с теорией мягких косметологических воздействий необходимо либо тщательно выверять концентрацию добавляемых витаминосодержащих ингредиентов, либо использовать натуральные неконцентрированные соки, содержание витаминов в которых откорректировано самой природой. Единственный случай использования натуральных соков яблока и моркови приведён в составе №417 (Приложение 1). Можно также полагать, что в большинстве разнообразных экстрактов из растительного сырья, применяемых при конструировании косметических композиций, содержание биологически активных веществ (включая витамины) приближается к их содержанию в исходном сырье. Хотя, конечно, и в этих случаях необходима информация о наличии биологически активных составляющих, их концентрациях и о механизмах воздействия на клеточные системы кожи или на клеточные тест-системы.

То обстоятельство, что при составлении косметических композиций мы зачастую не обладаем необходимой информацией и поэтому используем древнейший научный прием - "метод тыка", можно продемонстрировать на ряде примеров. Наиболее безобидный из них заключается в том, что при отсутствии знаний о механизме действия биологически активных веществ, содержащихся в растительном сырье, возникает (иногда неосознанное) желание ввести в состав препарата одновременно несколько разных экстрактов ("каждой твари по паре") в надежде на то, что, может быть, какой-нибудь компонент окажет благоприятное влияние на состояние кожи. Ярким примером такого подхода, на наш взгляд, являются составы №450 и №451, содержащие до 19 различных видов экстрактов растительного сырья.

Другой пример связан с переносом положительного влияния препарата на уровне организма на клеточный уровень. Так, среди 505 приведённых в Приложении 1 составов косметических препаратов присутствуют 16 композиций, содержащих женьшень (составы №№63, 68), гинзенозид Ro (составы №№293-294), спиртовый экстракт женьшеня (составы №№354-357, 424-426), суспензию липосом с экстрактом женьшеня (состав №368) и настойку "Биоженьшень" (составы №№407, 410, 411). Казалось бы, все очень просто - имеются медицинские показания по применению препаратов, содержащих женьшень и его экстракты, которые повышают работоспособность и потенцию, благоприятно воздействуя на организм. Можно было полагать, что, взаимодействуя с различными системами организма, препараты женьшеня, вмешиваясь в обменные процессы, будут благоприятно влиять и на клеточные системы, включая клеточную систему кожи. Однако, при рассмотрении влияния экстрактов женьшеня и их индивидуальных составляющих на различные клеточные системы (см. табл.7.6) обращает на себя внимание то обстоятельство, что для различных клеточных культур и различных условий обработки препараты женьшеня могут обладать как ростостимулирующей активностью, так и отчетливо выраженной цитотоксичностью. Нельзя исключить, что одной из причин наличия противоположных эффектов является как использование различных концентраций биологически активных субстанций, выделяемых из женьшеня, так и то обстоятельство, что различные ингредиенты экстрактов могут обладать действительно противоположным по направлению действием. Например, хлорсодержащие полиацетилены из каллусной ткани проявляют цитотоксичность, а фактор роста, выделенный из экстракта женьшеня, обладает митогенной активностью. Тогда общая направленность действия препарата может определяться соотношением компонентов, которое, в свою очередь, может зависеть от технологии выделения субстанций женьшеня.

Таблица 7.6 Проявления биологической активности гинзенозидов (экстрактов корня женьшеня) на клеточном уровне

Проявления биологической активности гинзенозидов (экстрактов корня женьшеня) на клеточном уровне

Таким образом, без дополнительных тщательных исследований вряд ли возможно использование экстрактов женьшеня в косметологии. Сформулируем это обстоятельство в виде парадокса женьшеня.

Рассмотренный нами случай требует детальной проверки на клеточном уровне всех уже используемых экстрактов растений и тех, которые еще планируются к использованию в качестве ингредиентов косметических средств. Косметологи не могут "без оглядки" использовать растительное сырье даже в тех случаях, когда известно его благоприятное воздействие на организм человека. Поэтому использование растительного сырья в качестве источника комплекса витаминов в соответствии с теорией мягких косметологических воздействий имеет ограничения, связанные с его недостаточной изученностью на клеточном уровне.

7.1.2. Парадокс антиоксидантного действия

Как уже отмечалось, с позиций теории мягких косметологических воздействий (см. гл.2) следствием избытка витаминов в косметическом препарате после его нанесения на кожу является снижение скорости деления клеток базального слоя эпидермиса, которое ведет к увеличению толщины поверхностного кератинового чешуйчатого слоя и, соответственно, к потере эластичности кожи и увеличению вероятности фиксации и развития морщин. Однако в случае витаминов, обладающих отчетливо выраженной антиоксидантной активностью (аскорбиновая кислота, -токоферол) следует учитывать еще одно обстоятельство. Как было показано ранее, (см. гл.2) процесс кератинизации имеет окислительный характер. По всей видимости, он осуществляется под влиянием кислорода воздуха при участии различных видов излучений, металлов с переходной валентностью и других экологических примесей в окружающей среде, обладающих окислительной активностью. На основании этого можно полагать, что витамины, обладающие антиоксидантной активностью, могут замедлить протекание процесса кератинизации и тем самым снижать толщину поверхностного кератинового чешуйчатого слоя.

Итак, витамины С и Е в высоких концентрациях замедляют скорость деления базальных клеток эпидермиса, способствуют переходу клеточных фрагментов шиповидного слоя в зернистый слой, клеточные структуры которого в ходе процесса "уплощения" превращаются в чешуйки блестящего слоя эпидермиса. При этом витамины за счет антиоксидантной активности блокируют процесс кератинизации, снижая толщину рогового слоя эпидермиса. Результатом суммирования этих процессов, по-видимому, окажется такое состояние эпидермиса, в котором при относительно малой толщине верхнего рогового и шиповидного слоев должно наблюдаться увеличение толщины блестящего слоя. Приведенные рассуждения о возможном наложении двух независимых процессов, на наш взгляд, являются в достаточной степени парадоксальными. Поэтому результирующее утолщение блестящего слоя эпидермиса можно обозначить как парадокс антиоксидантного действия. Как и любой парадокс, он требует экспериментальной проверки.

Если наличие указанного парадокса подтвердится, то не очень ясно, как утолщение блестящего слоя отразится на состоянии кожи. Естественно полагать, что это состояние все-таки будет более благоприятным по сравнению с утолщением рогового слоя эпидермиса. Но, с другой стороны, снижение скорости деления клеток базального слоя под влиянием "запредельных" концентраций витаминов и уменьшение толщины шиповидного слоя эпидермиса вряд ли является положительным фактором.

Фактически при высоких концентрациях витаминов речь может идти об осуществлении химического пилинга при действии витаминов. Так в статье [23] говорится о "мягком пилинговом эффекте" ретиноидов (витамин А и его производные). Автор не связывает наличие этого эффекта с угнетением деления базальных клеток эпидермиса и их частичной гибелью. Наоборот подчеркивается усиление митотической активности кератиноцитов (склонности к делению базальных клеток эпидермиса). Однако кажущееся противоречие легко объяснимо, так как любые деструктивные воздействия на клеточные системы кожи, ведущие к частичной гибели клеток (механическое повреждение, лазерное облучение, действие жидкого азота, различные варианты химического пилинга), сопровождаются усилением деления оставшихся живых клеток, способных к делению. Подтверждением этому служат упоминаемые ранее препараты для химического пилинга кожи, содержащие до 20% аскорбиновой кислоты. Это как раз та ситуация, когда для того, чтобы ускорить клеточное деление необходимо часть клеток уничтожить.

На основании всего вышеизложенного в соответствии с теорией мягких косметологических воздействий при введении витаминов в косметические кремовые композиции, на наш взгляд, следует придерживаться оптимальных концентраций (см.гл.5), соответствующих их содержанию в крови человека и в питательных средах для культур клеток.

Известный принцип - "кашу маслом не испортишь" абсолютно не применим для конструирования косметических композиций. Внесение витаминов в громадных количествах не является безобидной переоценкой их роли в функционировании клеточных систем кожи. Скорее это бездумное ухудшение их состояния, так как, на наш взгляд, не могут быть приведены какие-либо логически выверенные объяснения необходимости создания тысячекратных локальных избытков витаминов в коже и в организме с помощью косметических средств.

Кроме этого, как будет показано далее, является нецелесообразным использование витаминов, обладающих антиоксидантной активностью, в косметических композициях, предназначенных для защиты от солнечного излучения. Более приемлемым для решения такого рода задач, возможно, является применение высокомолекулярных веществ, обладающих антиоксидантными свойствами, но не способных преодолевать трансэпидермальный барьер. Для реализации подобной "поверхностной антиоксидантной защиты" можно использовать, например, белковые молекулы, имеющие в структуре большое количество S-H связей.

7.2. Подпитка клеточных систем кожи аминокислотами (низкомолекулярными пептидами)

В самом начале следует исключить из рассмотрения возможность того, что источником аминокислот для подпитки клеточных систем кожи могут быть высокомолекулярные белковые молекулы. Основная причина этого заключается в существовании барьера проницаемости (см. гл.4), свидетельствующего о том, что молекулы, имеющие M.m. более 100 кDa, практически не проникают через кожу. А оставаясь на поверхности кожи, они не могут быть расщеплены клеточными протеазами. Следует также подчеркнуть, что и сама активность протеаз клеток кожи недостаточна для бесперебойного обеспечения клеток аминокислотами и низкомолекулярными пептидами.

Таким образом, питательные косметические композиции должны содержать либо индивидуальные аминокислоты, либо белковые гидролизаты. Причем, с учетом спецэффекта их суммарная концентрация должна быть существенно ниже=3,9 г/л (см. табл.5.2).

А так как в экспериментах по выявлению предельно допустимой концентрации использовалась смесь 14 аминокислот в определённых соотношениях, то, в первом приближении, можно полагать, что предельно допустимая концентрация индивидуальной аминокислоты не должна превышать величину=0,3 г/л (для глутамина и глутаминовой кислотыможет иметь более высокие значения).

В табл. 7.7 приведены концентрации аминокислот, вводимых в составы косметических композиций ().

Таблица 7.7 Примеры включения индивидуальных аминокислот в составы косметических композиций

Примеры включения индивидуальных аминокислот в составы косметических композиций

В целом следует признать, что в большинстве случаев наблюдается значительное превышение предельно допустимых концентраций, рассчитанных в первом приближении для индивидуальных кислот. Однако, для окончательного прояснения этого вопроса необходимо экспериментально определитьдля каждой аминокислоты.

При анализе данных, приведенных в Приложении 1, обращают на себя внимание следующие обстоятельства.

Во-первых, наблюдается явная недооценка необходимости введения аминокислот в косметические композиции. Так, из 505 проанализированных составов только в 29 в явном виде содержатся добавки аминокислот (белковых гидролизатов) и их производных. Во-вторых, только в четырех случаях авторы попытались ввести в композицию смеси двух аминокислот или их производных (составы №113, 171,265 и 287). Во всех остальных композициях, содержащих аминокислоты (исключая добавки гидролизатов - составы №412, 423-426), вводилась всего одна аминокислота или её производное. По-видимому, предполагается, что этого достаточно. Однако, в соответствии с данными клеточной биотехнологии известно, что достаточно комфортное существование клеток (высокие индексы пролиферации, сохранение морфологии и кариотипа) невозможно без присутствия в питательной среде набора из 12-14 индивидуальных аминокислот. В первые годы становления клеточной биотехнологии (40-е - 60-е годы) делались попытки в максимальной степени упростить составы питательных сред. Некоторые виды клеток удавалось культивировать на питательной среде, содержащей две-три аминокислоты. Однако, это относилось действительно только к единичным видам клеточных культур. Во всяком случае, результаты этих экспериментов не были введены в практику клеточной биотехнологии. Таким образом, на наш взгляд, с позиций теории мягких косметологических воздействий для получения действительно питательных косметических композиций необходимо вводить в их составы наборы аминокислот, используя достижения клеточной биотехнологии, не забывая при этом о связи требуемой питательной ценности с возрастом потребителей косметики, а также о наличии предельно допустимой концентрации (см. гл.5 и 6). В этом отношении достаточно перспективным является применение белковых гидролизатов.

7.2.1. Белковые гидролизаты в качестве добавок к косметическим препаратам

Очевидно, что некоторое количество белков присутствует в композициях, содержащих природные масла, в которых они содержатся в следовых количествах. Однако, как уже отмечалось выше, высокомолекулярные белковые молекулы не могут служить источником аминокислот для клеточных систем кожи.

Таким образом, мы столкнулись с явной недооценкой необходимости включения аминокислот в косметические композиции в качестве питательных ингредиентов. Однако, если мы стремимся создать косметические средства, обладающие действительной, а не мнимой питательной ценностью, то введение аминокислот в их составы представляется крайне необходимым.

Альтернативным вариантом конструирования косметических композиций, обладающих питательной ценностью, является введение в их составы белковых гидролизатов. Естественным было воспользоваться сведениями, полученными в процессе становления клеточной биотехнологии, и, в частности, в области конструирования питательных сред на основе белковых гидролизатов*).


*)Сведения любезно предоставлены М.П.Богрянцевой.

Обычно гидролиз белкового сырья проводят химическим или ферментативным способом, а в некоторых случаях комбинацией указанных методов. Химический метод гидролиза (как правило, кислотный) имеет ряд существенных недостатков: жесткие условия проведения процесса, частичное или полное разрушение некоторых аминокислот и их рацемация, протекание побочных процессов, дающих гуминовые вещества и токсичные примеси. Так, при этом имеет место частичное или полное разрушение триптофана, цистина, аланина, лейцина и образование значительного количества низкомолекулярных аминов и аммиака, что приводит к необходимости введения в технологическую схему дополнительных стадий очистки и удорожанию готового продукта [24].

Более перспективным считается ферментативный способ гидролиза, при котором исчезает необходимость нейтрализации кислот и удаления большого количества образующихся солей, а конечный продукт содержит значительно меньше гуминовых веществ. При ферментативном гидролизе белков наряду со свободными аминокислотами образуются пептиды, обладающие ростстимулирующей активностью [25, 26], что открывает возможность использования ферментативных гидролизатов в производстве бессывороточных и малосывороточных ПС [27]. Недостатком этого метода является невысокая степень гидролиза. Поэтому при гидролизе белков высокие требования предъявляются к ферментным препаратам [25, 28]. Дальнейший прогресс в производстве гидролизатов предполагает повышение качества и расширение номенклатуры ферментных препаратов с высокой протеолитической активностью [25].

Впервые среда на основе ферментативного гидролизата лактальбумина (ГЛА) была предложена в 1952 г. Мельником и Риорданом для культивирования клеток почки обезьян [29]. Среда на основе ГЛА и солевого раствора Хэнкса или Эрла проста в изготовлении, характеризуется высокими ростовыми свойствами, используется для получения широкого спектра клеточных культур и является одной из самых распространенных в вирусологической практике [30, 31]. Гидролизат лактальбумина получают ферментативным гидролизом белков молока. Он содержит в своем составе 18 аминокислот, в том числе и те, которые необходимы для культивирования клеток. ГЛА изготавливается фирмой Дифко (США) и импортируется в Россию.

Успех применения гидролизата лактальбумина послужил основанием для разработки отечественных гидролизатов из белоксодержащего сырья как животного, так и растительного происхождения.

Так, в настоящее время разработаны и внедрены в производство ряд ферментативных гидролизатов: ГСБМ - ферментативный гидролизат белков сыворотки молока, ФГМ-С - гидролизат мышечных белков ферментативный сухой, ГБ-С - ферментативный гидролизат белков сои и СБГ - ферментативный гидролизат белков гороха. Данные гидролизаты содержат 13-18 аминокислот, в том числе все аминокислоты, требуемые для клеточных систем, и пептиды, а ГСБМ, кроме этого, лактозу, что позволяет снизить расход глюкозы при изготовлении сред [32, 33, 34,35].

Испытание ростобеспечивающей способности ПС на основе ГСБМ показало возможность ее широкого применения для культивирования без предварительной адаптации как первичных культур, так и диплоидных штаммов ЛЭК (легкое эмбрионов коровы), СТ (сердце теленка), СЯ (сердце ягненка), ЩС (щитовидной железы свиньи) и постоянных клеточных линий СПЭВ, МДВК [33, 36]. При этом было отмечено, что использование указанных сред позволяет снизить содержание сыворотки в составе ростовой ПС до 1% при культивировании линии клеток щитовидной железы свиньи (ЩС). Промышленное производство ГСБМ осуществляется на НПО "Углич".

Гидролизат ФГМ-С, полученный путем ферментативного гидролиза мышечной ткани крупного рогатого скота или свиней, содержит в своем составе не менее 18 аминокислот, в том числе незаменимые, суммарное количество которых составляет 63-69%, что в 1,2-1,5 раза превышает их содержание в ГЛА и позволяет использовать гидролизат в рабочей концентрации не более 0,25-0,3% [37]. Питательная среда на его основе с 5-10% сыворотки КРС рекомендована для получения целого ряда клеточных культур. Промышленное производство ФГМ-С осуществляется на Щелковском биокомбинате [32]. Замена ГЛА на ФГМ-С позволяет снизить стоимость как ПС, так и производимых на ее основе культуральных биопрепаратов [37]. Однако, существенным недостатком способа получения ФГМ-С является использование в качестве белоксодержащего сырья мышечной ткани крупного рогатого скота, являющегося пищевым продуктом.

В настоящее время для производства белковых гидролизатов проводятся исследования по изысканию и использованию нетрадиционного сырья: шрота сои, гороха, подсолнечника [38, 39], отходов мясной, молочной, рыбной, птицеперерабатывающей промышленности (казеин, кормовые дрожжи, кровь и кровезаменители), а также отходов вакцинно-сывороточного производства [25, 40, 41, 42]. В частности промышленным способом были изготовлены ферментативные гидролизаты белков гороха и сои и использованы для изготовления питательных сред, пригодных для выращивания первичных и перевиваемых клеток [38, 39].

Рядом авторов предлагается к использованию ПС на основе ферментативных гидролизатов белков мышечной ткани плодов коров и свиней (ФГОМП), являющихся отходами мясоперерабатывающей промышленности [43]. Указанные среды, обогащенные комплексом витаминов (0,00011%), глутамином, пролином, тирозином (по 0,025%) и 4-6% сыворотки крови молодняка оленей, не уступали по составу синтетической среде 199. Следует, однако, отметить, что дефицитность исходного сырья и необходимость введения дополнительных компонентов затруднят изготовление гидролизата в больших объемах.

Из отходов мясоперерабатывающей промышленности предлагается также получать сухой белковый концентрат - СБК, используемый ранее только для микробиологических целей [44]. В настоящее время показана перспективность его использования в качестве основы ПС для культивирования различных видов клеточных линий [45].

Из непищевого сырья и отходов зверобойного промысла рядом авторов получены ферментативные гидролизаты и ПС на их основе: из мышц ластоногих - ПС "Целат"; из спила шкур ластоногих и/или шкур КРС - ПС "Эпедермат" [43]. Указанные среды содержат в своем составе 17 аминокислот, что соответствует содержанию аминного азота в ПС 199, обладают высокими ростстимулирующими свойствами и пригодны для получения ряда первичных, а также перевиваемых культур клеток животных и человека, в частности, перевиваемой линии клеток почки человека RH-PA. Полученные результаты позволяют рекомендовать их для производства больших количеств клеточной биомассы вместо синтетической среды 199 [43, 46].

На основе обезжиренной мозговой ткани КРС, являющейся отходом производства медицинского препарата "Липоцеребрин", была разработана технология получения ферментативного гидролизата и ПС на его основе "Церебрат". Серийный выпуск "Липоцеребрина" обеспечивает стабильное получение больших количеств белкового сырья, что делает экологически чистым и безотходным производство медицинского препарата. ПС "Церебрат", содержащая 0,15-0,20% ферментативного гидролизата, обогащенная комплексом витаминов и 5% сыворотки крови КРС, по своим ростстимулирующим свойствам идентична среде 199 и пригодна для культивирования перевиваемых линий клеток почки человека RH-PA и СПЭВ, диплоидных штаммов М-19 (фибробластов человека) и ЛЭК (легкого эмбриона коровы). Авторами отмечено, что строгое соблюдение условий гидролиза и регулярный контроль физико-химических параметров процесса позволяют получать стандартный препарат, имеющий разброс количественных показателей аминокислот на уровне 5-6% [47].

Из отходов производства сыров и лактозы на молочных комбинатах, а также отходов гриппозной вакцины были получены сухие ферментативные гидролизаты, по своим физико-химическим свойствам близкие к ГЛА [48]. ПС, приготовленные на их основе оказались пригодными ля культивирования клеток почек сирийского хомячка (ПСХ), куриных фибробластов (ФЭК) и фибробластов легкого эмбриона человека (ФЛЭЧ).

Их отходов гамма-глобулинового производства был получен ферментативный гидролизат белков крови. ПС, приготовленная на его основе, обеспечивала рост культур клеток фибробластов эмбрионов кур, человека и мыши, почек сирийских хомяков [49].

Из отходов производства гриппозной вакцины - ткани куриных эмбрионов (КЭ) - был получен кислотный гидролизат, который оказался пригодным для получения ПС и выращивания линий клеток ВНК-21 и Vero [50].

Отечественная промышленность выпускает для лечебных целей кровезаменители и средства для парентерального питания аминопептид и гидролизин, являющиеся, соответственно, ферментативным и кислотным гидролизатами крови КРС. Указанные препараты содержат полный набор аминокислот, пептидов, изготавливаются в соответствии с требованиями ФС и поэтому обладают высокой стандартностью [25]. Аминопептид входит в состав ростовых сред и успешно используется для получения первичной культуры клеток мышиных фибробластов [31], а также перевиваемой линии почки теленка ПТ-80 и производства вакцинных препаратов [51].

В литературе имеются сведения о широком применении ферментативного гидролизата казеина в качестве аминопептидной основы для получения ПС, используемых в вирусологической практике для производства культур клеток и вирусов (см., например, [26, 39]). Гидролизат казеина содержит 10 из 14 необходимых для клеток аминокислот, а также пептиды, выполняющие роль сывороточных факторов, что делает возможным использование ферментативного (панкреатического) гидролизата казеина (ПГК) для культивирования клеток млекопитающих и в качестве перспективного заменителя сыворотки крови [26, 28] и др. . В этом случае в состав ПС вводят ПГК - 0,3%, комплекс витаминов, недостающие аминокислоты (аргинин, глутамин, триптофан, цистин), концентрацию сыворотки снижают до 1-2%, а для достижения требуемой вязкости в состав ПС дополнительно вводится 0,2% поливинилпирролидона. Использование ПС на основе ПГК позволяет снизить концентрацию сыворотки крови КРС или эмбриональной сыворотки в 5-10 раз и обеспечить интенсивную пролиферацию суспензионных клеток ВНК-21, лимфоидных клеток Namalva и МТ-4. Заменитель сыворотки, состоящий из ПГК и высокомолекулярного пирролидона, успешно апробирован в практике в составе малосывороточных ПС и рекомендуется для культивирования перевиваемых линий CHO-KI, Vero, L-929 и HeLa, а также гибридом человека G10C3 и G10A1, выращиваемых обычно только на богатых по составу средах с эмбриональной сывороткой [52].

Использование белковых гидролизатов для замены или частичного снижения сыворотки в составе ростовых ПС в последние годы находит все большее применение [26, 39]. Так, например, из отходов молочной продукции методом ультрафильтрации получают концентрат сывороточных белков молочной сыворотки, который используют в качестве ростовых факторов при культивировании линий HeLa и мышиных фибробластов, заменяя сыворотку крови КРС полностью или снижая ее концентрацию до 0,5-1% [53]. Определенный интерес заслуживает возможность использования гидролизатов из биомассы дрожжей, биомассы хлореллы (ФГБХ) [54] и ферментолизата биомассы организмов некробактериоза животных [51]. ПС, приготовленная на основе ФГБХ, не уступает по своим ростовым свойствам среде RPMI-1640, но в то же время позволяет снизить концентрацию сыворотки в 10 и более раз [55].

При разработке ПС для каждой отдельно взятой линии клеток рекомендуется индивидуальных подбор оптимальных условий: степени очистки гидролизата, концентрации в ПС, необходимость обогащения ПС вспомогательными компонентами. Так, например, для линии клеток почки сайгака, хорошо размножающейся в статических и роллерных условиях в среде Игла с 5-10% сыворотки крови КРС, при смене среды на гидролизатные, содержащие ГЛА, ГБК-С и ФГМ-С, изменяется морфология культуры клеток и чувствительность к вирусам.

Таким образом, за последние 10-15 лет в клеточной биотехнологии сформулировано и интенсивно развивается направление, связанное с конструированием питательных сред, содержащих в качестве аминокислотно-пептидной питательной компоненты гидролизаты белкового сырья.

Разработчикам косметических препаратов, в основном, еще только предстоит осознать необходимость введения аминокислот в качестве питательной составляющей в кремовые композиции, а затем, вне всякого сомнения, можно ожидать экспансии и в использовании белковых гидролизатов. Особенно привлекательным выглядит совмещение функций белковых гидролизатов. С одной стороны, это источник индивидуальных аминокислот и низкомолекулярных пептидов, определяющих питательную ценность косметической композиции. С другой стороны, приведенные выше данные свидетельствуют о том, что пептидная составляющая, по крайней мере, в некоторых видах белковых гидролизатов может обладать способностью ускорять клеточное деление, то есть - регенерирующим действием.

Имеется также информация о том, что среди веществ пептидной природы встречаются не только стимуляторы клеточного роста, но и вещества, способные ингибировать деление клеток (теория кейлонов). Поэтому представляется целесообразным при отборе белковых гидролизатов в качестве возможного сырья для косметической промышленности внимательно изучить и учесть экспериментальные данные, накопленные в клеточной биотехнологии, вирусологии и цитологии.

Однако, по нашему мнению, существует некоторое особое обстоятельство, которое также может отразиться на рекомендациях по косметологическому применению белковых гидролизатов. Вначале процитируем фрагментарно текст рекламного листа НПФ "ЛитА-Цвет", описывающему косметическую серию, препараты которой содержат "биологический стимулятор регенерации тканей "эксолин". "Эксолин" : содержит биокомпоненты как высокой, так и низкой молекулярной массы", фактически являясь гидролизатом коллагенового сырья. Относительно роли коллагена, "молодого коллагена", "элластичного коллагена" и т.п. определений так много "накручено" и не только в рекламных буклетах, но и в научных трудах, что, учитывая действительную важность этого вопроса, мы посвятили его рассмотрению специальный раздел (см. гл.9). Поэтому сейчас предлагаем зафиксировать свои сомнения в целесообразности использования в косметологии любых сырьевых источников коллагенового происхождения, способных отвлекать фермент коллагеназу, локализованную в зоне расположения коллагеновых нитей, от основного ее предназначения - взаимодействия с коллагеновыми структурами человеческой кожи. Кажется, что такого рода соображения могут быть сформулированы в виде очередного парадокса. Однако предлагаю перенести его фиксацию в главу (гл.9), в которой рассматриваются, на наш взгляд, основные механизмы старения кожи.

7.3. Макро-, микро- и ультрамикроэлементы в составах питательных косметических композиций

Макро-, микро- и ультрамикроэлементы различаются величинами концентраций, в которых они обычно присутствуют в биологических образцах.

Следует констатировать, что большая часть практикующих косметологов и разработчиков косметических препаратов не считает неорганические соли питательной составляющей. Причин такой недооценки, по-видимому, несколько. Однако самая главная причина заключается в том, что наиболее распространенная в течение последних сотен лет основа косметических средств представляет собой эмульсию типа "вода в масле" или "масло в воде". Можно полагать, что разработчикам косметических средств на жировой основе не приходило в голову вводить в систему неорганические соли, так как было хорошо известно, что добавление неорганических солей разрушает водно-масляные эмульсии за счет "эффекта высаливания". Добавление неорганических солей к кремовым композициям могло повлиять на стабильность препаратов, способствуя расслоению водно-масляных эмульсий. По-видимому, именно поэтому только в одном составе из 505 (состав №305) в качестве ингредиента приводится натрий хлористый. В некоторых случаях в качестве источников микроэлементов можно рассматривать гидроксиды натрия и калия, вводимые в косметические композиции для регулировки величины рН. Вводятся также соли магния и кальция. При этом абсолютно не соблюдаются имеющие важное биологическое значение соотношения макроэлементов (Na+, K+, Ca2+, Mg2+).

На основании данных, полученных из клеточной биотехнологии, можно считать твердо установленным, что неорганические соли, вводимые в питательные среды в определенных соотношениях, являются такими же питательными ингредиентами, как аминокислоты, витамины и углеводы. По крайней мере, в питательных средах, не содержащих ионы Na+, K+, Ca2+, Mg2+, клетки делиться не будут. Так же как они не смогут эффективно делиться при отсутствии других питательных ингредиентов.

Сегодня в связи с расширением использования в качестве основы косметических препаратов желе- и гелеобразующих систем появилась реальная возможность разработки полноценных питательных кремовых композиций, включающих и неорганические соли в качестве питательных ингредиентов.

Нельзя сказать, что ранее косметологи полностью игнорировали неорганические соли. Известно использование натрия хлористого в качестве загустителя при разработке составов шампуней, а также применение его гипертонического раствора для осуществления очистки кожи. Насколько нам известно, использование хлористого натрия в качестве загустителя постепенно теряет свою актуальность в связи с появлением загустителей, имеющих органическую природу. Вопрос о применении его гипертонического раствора для реализации процесса очистки кожи будет обсуждаться в следующих разделах. Отметим только, что популярность этого приема, к сожалению, сходит на нет, так как составы подавляющего количества очистительных масок, представленных на рынке, базируется на использовании поверхностно активных веществ.

В табл.7.8 приводятся результаты анализа составов косметических композиций, относящиеся к содержанию макро-, микро-, и ультрамикроэлементов.

Таблица 7.8 Примеры введения макро-, микро и ультрамикроэлементов в косметические композиции

Примеры введения макро-, микро и ультрамикроэлементов в косметические композиции

Рассматривая приведённые данные, следует подчеркнуть, что биологическую активность могут проявлять вещества, растворимые в водной и/или масляной фазах косметических препаратов. Поэтому при обсуждении использования в качестве ингредиентов оксидов железа, цинка, титана, алюминия и кремния необходимо учитывать их способность растворяться в водных системах и, соответственно, для линолината магния, миристатов магния и цинка, стеарата алюминия важной является их способность переходить в масляную фазу косметических средств.

Как уже отмечалось ранее, разработчики косметических препаратов игнорируют необходимость одновременного присутствия всех макроэлементов (Na+, K+, Ca2+, Mg2+) в питательных косметических композициях в соотношениях, аналогичных плазме крови. Кроме этого, как обычно, концентрации ингредиентов в косметических композициях просто "зашкаливают". Как быть, например, с алюминиевой солью глюконовой кислоты, вводимой в состав №43 (Приложение 1) в количестве 10%, или с нитратом стронция, концентрация которого может достигать 5% (см. составы №№324-331, Приложение 1)? Каковы предельно допустимые концентрации этих ультрамикроэлементов, содержащихся в биологических тканях в концентрациях не выше 10 мкг/г? Ответы на эти вопросы требуют проведения специальных экспериментов с клеточной тест-системой. Однако, на наш взгляд, на основании полученных нами данных для микроэлементов (Fe, Cu, Zn) и некоторых ультрамикроэлементов (Ni, Co) можно полагать (см. табл.5.2), что и в рассматриваемых выше случаях содержание алюминия и стронция превышает предельно допустимые концентрации в десятки тысяч раз (см. также п.7.5).

7.3.1. Новый вид косметического массажа на клеточном уровне

В разделе 4.5 представлены доводы в пользу того, что проницаемость кожи можно регулировать посредством изменения осмолярности кремовых композиций. Это обстоятельство, в первую очередь, связано с изменением размеров клеточных систем под влиянием осмолярности окружающей клетки межклеточной жидкости.

С другой стороны, если размеры клеток действительно меняются, то последовательная обработка кожи гипо- и гиперосмотическими кремовыми композициями может представлять новый вид косметического массажа на клеточном уровне. Эти соображения были реализованы нами в виде косметических кремовых наборов, содержащих утреннюю и вечернюю кремовые композиции. При нанесении утренней (гипоосмотической) композиции клетки эпидермиса увеличивались в объеме, сокращалось межклеточное пространство и, соответственно, уменьшалась проницаемость кожи. Человек с большей безопасностью мог наносить тонированную косметику, перемещаться в атмосфере задымленных городов со сниженной вероятностью проникновения в глубь кожи экологически неблагоприятных веществ. Вечером он возвращался домой, тем или иным способом снимал утренний крем, подсушивал кожу для увеличения ее проницаемости (см. выше), и наносил вечерний (гиперосмотический) крем. Клетки эпидермиса уменьшались в объеме, освобождая (увеличивая) межклеточное пространство и, в результате, содержащиеся в кремовой композиции вещества легко достигали базальных клеток эпидермиса. При этом следует заметить, что сами базальные клетки могут восстанавливать свою форму за счет принудительного омывания межклеточной жидкостью. Соответственно, значительно дольше должны сохраняться в сжатой форме клетки шиповидного и зернистого слоев эпидермиса.

Мало того, что эффективность вечернего крема была высокой, в результате ежедневного использования утренней и вечерней композиций за счет осуществления растяжения и сжатия клеточных систем осуществлялся один цикл нового (не известного ранее) вида массажа кожи на клеточном уровне.

Единственный вопрос, на который мы пока не можем ответить, связан с определением длительности гипо- и гиперосмотического воздействия. Действительно, как долго будет сохраняться состояние кожи в результате такого рода воздействий - это минуты, часы или дни? Полагаем, что ответ на этот вопрос может быть получен в ходе специальных экспериментов.

Возвращаясь к влиянию солевых систем на проницаемость кожи, необходимо сделать небольшое отступление. В мире насчитывается весьма малое количество косметологических фирм, обращающих внимание на солевой состав препаратов.

Одна из самых известных на российском рынке фирма "AHAVA" выпускает средства по уходу за кожей на основе минералов Мертвого моря. К сожалению, из имеющихся проспектов фирмы из-за отсутствия количественных соотношений ингредиентов невозможно сделать каких-либо выводов. Однако в проспектах настораживают такие фразы: "Косметика AHAVA добывается из уникальных естественных ресурсов Мертвого моря, содержащих высококонцентрированные минералы редкого качества...", "ежедневное очистительное средство "Daily cleanser" крайне насыщено минералами. Высокая концентрация минералов сильно увлажняет кожу...", "грязевая маска для сухой и жирной кожи "Mud mask" - высокая концентрация естественных минералов стимулирует кровообращение и подачу кислорода к кровеносным сосудам", "увлажняющее средство для сухой и жирной кожи "Mousturizer" содержит большое количество минералов, стимулирующих процесс обмена веществ и образование новых клеток" и т.д.

Пробиваясь через нестройный гул рекламных "колокольчиков", попробуем представить себе справедливость обещаний авторов проспектов с позиций сведений, обсуждаемых в предыдущих разделах. Во-первых, как уже отмечалось, мы не знаем, что подразумевается под понятиями "высокая концентрация минералов", "крайняя насыщенность минералами" и т.п. Если концентрация водорастворимых солевых систем при этом соответствует или превышает концентрацию 15 г/л в пересчете на натрий хлористый, то это означает, что перечисленные выше косметические средства обладают гиперосмотическими свойствами. Во-вторых, как уже отмечалось, важным является соотношение макроэлементов в водной фазе косметического средства. В соответствии с теорией мягких косметологических воздействий для предотвращения изменений функционирования биохимических систем кожи необходимо, чтобы соотношение макроэлементов в косметических препаратах соответствовало соотношению этих же элементов в лимфе и плазме крови человека. В-третьих, как будет показано в дальнейшем, важнейшим обстоятельством является контроль за содержанием микро- и ультрамикроэлементов. Дело заключается в том, что природные минеральные системы могут являться источником микро- и ультрамикроэлементов, а клеточные системы, вне всякого сомнения, отзываются как на недостаток, так и на избыток содержания этих субстанций.

Обстоятельства, изложенные выше в виде замечаний, могут, в принципе, отрицательно отразиться на функционировании клеточных систем эпидермиса. И, соответственно, при повышенных концентрациях макро-, микро- и ультрамикроэлементов, а также при отклонении их соотношений от естественного соотношения, наблюдаемого в лимфе и плазме крови человека, не может идти и речи об улучшении образования новых клеток. С наибольшей вероятностью при регулярном неосознанном использовании подобных косметических средств можно ожидать торможения деления базальных клеток эпидермиса и, в соответствии с этим, - увеличения толщины рогового слоя и повышения вероятности образования и углубления морщин. Для частичной компенсации отрицательных последствий в соответствии с теорией мягких косметологических воздействий нужно, по крайней мере, в промежутках между нанесением кремовых композиций фирмы "AHAVA" принимать достаточно интенсивные и возможно длительные водные процедуры.

Рассмотрим теперь утверждение авторов о том, что "высокая концентрация минералов сильно увлажняет кожу". Действительно, гигроскопические соли, нанесенные на поверхность кожи, могут увлажнять кожу за счет локальной концентрации атмосферной влаги. Однако основной компонент морской соли - хлористый натрий - такой способностью практически не обладает. Более вероятным механизмом увлажняющего действия солевых систем, содержащих ионы металлов, является их влияние на структурирование молекул воды в микрокапиллярах рогового и блестящего слоев эпидермиса, что должно приводить к снижению скорости испарения влаги из пористых структур и тем самым к общему увлажнению кожи.

С постулатами разработчиков фирмы "AHAVA" о том, что высокая концентрация минералов стимулирует кровообращение и подачу кислорода, в принципе, можно согласиться. Известно, что кровеносные сосуды расширяются под воздействием солевых систем типа гипертонических растворов натрия хлористого, обеспечивая увеличение притока плазмы крови в межклеточное пространство. Учитывая повышение проницаемости эпидермиса при воздействии гиперосмотических систем (см. гл.4), естественно предположить, что при этом увеличивается и доступ атмосферного кислорода к клеточным системам кожи.

7.3.2. Очистительные маски

Близкие проблемы возникают при использовании минеральных наполнителей косметических средств. Это могут быть глины типа каолина и бентонитов, а также цеолиты, при взаимодействии которых с водными системами происходит процесс "выщелачивания" как макроэлементов, так и микро- и ультрамикроэлементов. При этом очень важно знать истинное содержание неорганических субстанций в водной фазе кремовой композиции.

В таблице 7.9 представлены сравнительные характеристики косметических средств наружного применения, содержащие глины типа каолина и бентонитов.

Представленные данные свидетельствуют о том, что использование глины и глиноподобных материалов имеет весьма широкое распространение. К сожалению, сведения о содержании макро-, микро- и ультрамикроэлементов в конкретных образцах глин, используемых для производства косметических средств, их разработчиками не приводятся. На основании этого факта с учетом рассмотренного выше материала можно полагать, что существует определенная недооценка возможного влияния неорганических ингредиентов косметических композиций на клеточные системы кожи.

Тем не менее, на основании имеющихся отрывочных сведений попробуем разобраться в этом вопросе.

Если отбросить поэтические метафоры рекламного характера, то влияние глин различного типа должно сводиться к сорбции жировых образований и различных веществ, попадающих на поверхность кожи в экологически неблагоприятной окружающей среде, а также некоторых ингредиентов тонированной косметики, сохраняющихся на поверхности кожи (последнее обстоятельство вообще не упоминается разработчиками). Однако следует заметить, что даже такой, казалось бы, очевидный вопрос не имеет однозначной интерпретации, так как для абсолютной уверенности в том, что препараты, содержащие глины, обладают сорбционной емкостью, например, по отношению к липидным (жировым) образованиям, необходимо учитывать состав препарата. Так, якобы "очистительным" маскам на жировой основе, включающим в заметном количестве растительные или животные жиры и ланолин, независимо от типа используемых глин и других сорбентов, не может быть безоговорочно приписана способность "снимать излишки поверхностного жира" и т.д. (см. п.7.3.3). Таким образом, только препараты, имеющие желе- или гелеобразующие основы с минимальным количеством жиров и веществ, имитирующих жировые ингредиенты (глицериды жирных кислот и т.п.), могут быть со всей очевидностью отнесены к очистительным косметическим композициям.

Внимательный читатель, познакомившись с декларируемыми свойствами препаратов, содержащих глину, без труда обнаружит рекламные "накладки и натяжки". Например, имея представления о проницаемости кожи (см. гл.4), можно отбросить декларации о глубокой очистке кожи. Поэтому абсолютно справедливыми являются лишь утверждения об "удалении поверхностного жира", "вредных веществ с поверхности кожи" и т.п. Однако эти утверждения в сочетании с понятием "излишки", "излишний кожный жир" кажутся уже менее обоснованными. Для их использования необходимо объяснить, что понимается под "нормой" и что под "излишками". Отсутствие четких или, хотя бы, полуколичественных критериев открывает широкие возможности для рекламных спекуляций. Учитывая то обстоятельство, что формулирование критериев должно относиться к научной косметологии, обозначим парадокс нормы и излишков с надеждой на его благополучное разрешение в ближайшем будущем.

Сомнению можно также подвергнуть утверждения разработчиков о том, что "при снятии маски с глиной снимаются ороговевшие клетки" в тех случаях, когда маска просто смывается с лица без предварительной шлифовки (механического пилинга) кожи. Обычный смыв маски, конечно, удаляет некоторое количество ороговевших, слабо связанных с другими фрагментами рогового слоя, чешуек, однако эта процедура вряд ли существенным образом отличается от умывания, сопровождаемого применением мыла, мыльных пенок и других препаратов, содержащих поверхностно активные вещества.

Таблица 7.9 Сравнительная характеристика средств наружного применения, содержащих глину *)

Назначение
Тип кожи
Название
Производитель

Состав
- глина
- другие компоненты

Свойства**)
-глина
-общие

Применение

Очищающая маска с зеленой глиной Masque purifiant aromatique et a l'argile DARPHING, Франция - Зеленая глина
- Эфирные масла кипариса, лимона, лаванды, экстракт алоэ
- зеленая глина снимает излишки поверхностного жира, придает коже матовый цвет, при снятии маски с глиной снимаются ороговевшие клетки
- противовоспали-тельное, антисептическое, антибактериальное, отбеливающее, регулирует обмен веществ
Наносится на лицо, через 20 минут смывается, питательный крем
Очищающая маска для жирной кожи
Огурец
ЛЭНС-КОСМЕТИК Россия
- Каолин,
- Вазелиновое масло, экстракт огурца
- регулирует деятельность сальных желез, очищает кожу
- освежает, отбеливает, увлажняет, смягчает, очищает, хорошо для увядающей кожи
Наносится на лицо, через 15-20 минут смывается, питательный крем
Очищающая маска для лица
Н/у
Mystic Mask
HERBALIFE США
- Каолин, ил,
- Гель алоэ вера, масло жожоба, ореховое, плодов шиповника, вытяжки из бурых водорослей, арники, ежевики, хмеля, каштана
-способствует уменьшению жировых выделений
- удаляет избыток жира и ороговевшие клетки, устраняет продукты загрязнения окружающей среды и др., восстанавливает естественный кислотно-щелочной баланс
1-2 раза в неделю, нанести на лицо, дождаться высыхания, смыть, увлажняющий крем
Грязевая очищающая маска
Н/у
Fasial Clay Masque
FREEMAN, США
- Минеральная глина
- Экстракт авокадо, овсяная мука, мед, витамины А, В, С, Е.
- удаляет излишний кожный жир, очищает, питает и увлажняет лицо Наносится на лицо 2-3 р. в неделю, после высыхания смывается водой, увлажняющий крем
Минеральная маска с экстрактами водорослей
Нормальная и жирная
NATURESS DESINGER COSMETICS of LONDON, Англия
- Каолин,
- Соли и минералы Мертвого Моря, экстракты водорослей, глицерин, фикус
- поглощает излишки кожного жира
- ухаживает за кожей лица, укрепляет клетки, восстанавливает естественные функции кожи, увлажняет, защищает
Наносится на лицо, через 10 минут смывается водой, увлажняющий крем
Очищающая маска для лица
Нормальная, комбинированная, жирная,
ЛАВАНДОВАЯ
ЗОЛОТОЙ ЦВЕТОК, Россия
- Каолин,
- Эфирное масло лаванды, экстракты зародышей пшеницы, мяты, овса, ромашки, солодки, льняное масло
- удаляет вредные вещества с поверхности кожи и лишний жир
- очищает
, нормализует питание и дыхание кожи
Наносится на лицо 2-3 раза в неделю, через 15 минут смывается водой,
Очищающая маска с растительными маслами
Нормальная и жирная,
KIKI PURIFYING MASK WITH BOTANICAL OILS
DIANE DUBEAU COMPANI, США
- Каолин,
- Растительные масла, глицерин, экстракт гамамелиуса, масло эвкалипта
- хорошо поглощает излишки жира
- очищает
, удаляет мертвые клетки, смягчает, стягивает поры
Наносится на лицо 1-2 раза в неделю, через 20 минут смывается водой, увлажняющий крем
Очищающая маска из растительных экстрактов
Комбинированная, жирная,
MASQUE PURIFIANT AUX PLANTES
CLARINS, США
- Каолин, тальк,
- Рисовый крахмал, экстракты майорана, грейпфрута, ромашки и персика
- поглощает избытки кожного жира, очищает эпидермис
- разглаживает, успокаивает, оживляет, стимулирует, увлажняет кожу, снимает воспаления.
2-3 р. в неделю, нанести, через 10-15 минут смыть, тонизирующий лосьон
Очищающая маска
Угреватая, проблемная,
CLARIFYING MASK
MARY KAY, США
Белая глина - отшелушивает с поверхности кожи ороговевшие клетки и устраняет излишний кожный жир, улучшает структуру кожи, помогает контролировать выделение кожного жира Нанести на 10 минут, удалить косметической салфеткой, протереть тоником
Нормализующая маска
PEAUX MIXTES ET GRASSES MASQUE NORMALISANT
ORLANE, Франция
- Коллоидная глина
- Регулирующий комплекс, смола чайного дерева, экстракт мелиссы, экстракт чайного дерева
- природная глина тонкой структуры, оказывает подсушивающее действие, удаляет излишки жировых отложений
- нормализует микроциркуляцию, обладает противовоспали-тельным действием, снимает внешние проявления аллергических реакций, тонизирует, разглаживает морщины, сужает поверхностные сосуды, сокращает поры
1-2 раза в неделю, наложить ровным слоем, через 10 минут смыть холодной водой, протереть тоником
Лечебная маска для проблемной кожи,
MASHERA al FANGO d'ALGA
GUAM, Италия
- Мелкая глина
- Фукус пузырчатый, конский каштан, фитоэкстракт водорослей, эфирное масло лимона, лаванда
- удаляет загрязняющие вещества и содержимое из угрей, оставляя кожу упругой и плотной, обладает противовоспали-тельным, успокаивающим и питательными свойствами, контролирует секрецию сальных желез. Нанести на лицо и наложить сверху пленку на 20 минут, удалить пленку и смыть маску
Грязевая маска
Жирная, комбинированная, проблемная
AHAVA ADVANCED MUD
DEAD SEA LABORATORIES, Израиль
- Каолин,
- Уникальный комплекс минералов Мертвого моря, грязь, экстракт ромашки, гамамелис
- глубоко очищает кожу, устраняет избыточные жировые выделения, удаляет ороговевшие клетки, сужает поры, повышает эластичность и улучшает структуру кожи
-
Тонизирующая крем маска с маслом авокадо,
Проблемная
Тонизирующая крем маска с маслом авокадо
Низар, Россия
- Каолин,
- Тальк, масло авокадо, цинк, магнезия
- тонизирует, снимает раздражение, напряженность кожи, ускоряет процесс регенерации клеток
-
Маска фруктовая, питательная
Маска фруктовая, питательная
Низар, Россия
- Каолин,
- Экстракты масла папайи, масло жожоба, спермацет
- питает и увлажняет, смягчает и тонизирует, разглаживает мелкие морщины, активизирует метаболизм
-
Маска освежающая, питательная
Сухая, нормальная,
Маска освежающая, питательная
Низар, Россия
- Каолин,
- Комплекс тропических фруктовых масел, экстракт кедровых шишек, морского мха, ментол
- нормализует обменные процессы в тканях, питает, гидратирует и тонизирует кожу, охлаждает
-
Маска противовоспали-тельная с экстрактом черной смородины
Жирная
Низар, Россия
- Бентонит,
- Титан, целлюлоза, пантенол, экстракт черной смородины
- способствует очищению и сужению пор, устраняет избыток кожного жира, оказывает выраженное противовоспали-тельное действие и не высушивает кожу
-
Термоактивная маска
Термоактивная маска
Низар, Россия
- Каолин
- Тальк, окись цинка, кальциум сульфид, минеральные соли
- применяется для усиления эффекта питательных и гидратирующих процедур, тонизирует кожу, стимулирует обменные процессы в ней, улучшает цвет лица
-
Маска камфорная с витамином К
Низар, Россия
- Каолин
- Камфара, экстракты крапивы, тысячелистника, 0,5% салициловая к-та, пантенол
- стимулирует микроциркуляцию в кожных тканях, оказывает противо-воспалительное действие, нормализует работу сальных желез, улучшает цвет лица
-
Маска антисептическая, сухая смесь
Низар, Россия
- Каолин,
- Сера, резорцин, окись цинка, магнезия, жженые квасцы
- обладает дезинфицирующим и противовоспали-тельным действием, ускоряет процессы регенерации и заживления тканей, улучшает кровообращение в поверхностных слоях кожи, нормализует работу сальных желез
-
Очищающая маска с глиной
Жирная
Creamy Clay Purifying Masque
Орифлэйм, Швеция
- Целебная глина
Экстракты трав
- средство для глубокого очищения кожи, устраняет излишнюю жирность, очищает, освежает цвет лица
-
Обновляющая маска
Жирная и комбинированная
Reuitalising Mask
Мэри Кей
- Глина,
- Натуральные ингредиенты растительные экстракты, жиропоглощающие вещества
- сокращает размер пор, производит полное очищение, улучшает цвет лица -маска- нанести толстым слоем, удалить через 10 мин. салфеткой
-щетка- растереть по лицу, смыть
Очищающая маска
Угреватая, проблемная
Clarifying Mask
Мэри Кей
- Глина - мягко отшелушивает ороговевшие клетки, устраняет излишний кожный жир, придавая коже нежный матовый тон. Улучшает структуру кожи, глубоко очищает ее, помогая контролировать выделение кожного жира - нанесите тонким слоем на чистую кожу, Подержать 10 минут. Удалить косметической салфеткой, Затем освежить кожу соответствующим тонизирующим средством.
Бактерицидная каолиновая маска (с ментолом)
Себорейная
GREEN-mama
- каолин,
- Экстракты шалфея, корней лопуха, мяты. Натуральный ментол. Эфирное масло чайного дерева. Витамин А, Аллантоин
- абсорбирует излишки кожного сала, гармонизируя жировой баланс, нежнейший абразив, служит средством для профилактики постугревых рубцов, богат микроэлементами
- устраняет раздражения, дезинфицирует, смягчает, снимают покраснения, анестезирует и освежает, имеет антиугревое действие
Два-три раза в неделю нанести на очищенную кожу, через 20 минут ополоснуть теплой водой.
Бактерицидная каолиновая маска (с витамином F)
Себорейная
GREEN-mama
- Каолин,
- Экстракты липы, хвоща, хмеля, облепихи. Эфирное масло чайного дерева, витамин F и пантенол
- тоже
- недостаток витамина F, особенно линоленовой кислоты, может служить одной из причин угревой сыпи
2-3 раза в неделю. Нанести на очищенную кожу, через 20 минут ополоснуть теплой водой
Маска для лица "Сок подорожника и полевой хвощ"
Сок подорожника и полевой хвощ
GREEN-mama
Каолин,
овсяная мука, масло кедрового ореха, экстракт подорожника, экстракт хвоща, аллантоин.
-противовоспали-тельное и ранозаживляющее средство. Абсорбирует излишнее кожное сало, гармонизирует жировой баланс, освежает, очищает кожу, стягивает расширенные поры, способствует быстрому заживлению гнойничков Нанести на очищенную кожу, исключая область глаз. Оставить на 10 минут, смыть тёплой водой. Использовать 2-3 раза в неделю
Скраб для чувствительной кожи
GREEN-mama
-Вулканическая пемза, каолин -полиэтиленовые гранулы, хитозан, ментол, экстракт клюквы, пантенол - средство для глубокой, но деликатной очистки кожи и закупоренных пор Нанести на, влажную кожу лица и шеи. Слегка массировать, тщательно ополоснуть теплой водой. 2-3 раза в неделю
Маска для рук
"Льняное масло и полевой хвощ"
GREEN-mama
каолин
масла льняное, ростков пшеницы, смородины. Экстракты хвоща, фенхеля, алтея, манжетки. Агар-агар, мумие, пантенол, аллантоин. Витамин А и Е. Морковный протеин
- увлажняет, возвращает эластичность, питает, смягчает. Устраняет эффект "наждачной бумаги", укрепляет ногти. Снимает покраснения, раздражения, помогает при экземах. Имеет сильный гидратирующий эффект долгого действия Нанести на очищенную кожу. Через 20-30 минут ополоснуть водой
Маска от морщин
Сухая и нормальная
"Элеутерококк и витамин F"
GREEN-mama
- Каолин,
- Масла льняное, шиповниковое, пророщенной пшеницы, черной смородины. Экстракты элеутерококка, алтея, чаги. Морковный протеин, витамины А, Е и F. Аллантоин.
- тонизирует, увлажняет, питает и запускает естественные репарационные механизмы в коже. Препарат дает немедленный эффект, останавливает разрушительный процесс окисления в клетках, разглаживает морщины Нанести на очищенную кожу. Через 20-30 минут ополоснуть теплой водой
Скраб (отшелуши-вающий крем)
для лица

Нормальная, комбинированная и сухая кожа,
"Кедровый орех и Уссурийский хмель"
GREEN-mama
- Каолин,
- Гидролизат соевого протеина, мякоть кедрового ореха, дробленая скорлупа кедрового ореха, мякоть миндального ореха, масло хмеля, масло пророщенных зерен пшеницы, витамин А
- для глубокой очистки кожи. Нежно удаляет отмершие клетки, очищает загрязненные поры, не раздражая кожу. Улучшает цвет лица, проявляет молодую, свежую кожу. Освежает, смягчает, способствует обновлению клеток Нанести на очищенную от макияжа влажную кожу, массировать подушечками пальцев в течение 2-х минут, затем смыть
Маска
"Уссурийский хмель и китайский лимонник"
GREEN-mama
- Каолин,
- Экстракт шишек хмеля, экстракт лимонника, витамин Е, гидролизат пшеничного протеина. аллантоин, персиковое масло.
- способствует процессу обновления клеток кожи, питает, разглаживает мелкие морщины, устраняет дряблость и повышает тонус кожи. Препятствует старению клеток. Обладает ранозаживляющим действием, успокаивает кожу, снимает раздражение и воспаление Нанести на очищенное от макияжа лицо и через 10 минут смыть прохладной водой
Крем-маска с мягким отшелушивающим эффектом
"Мирра-Люкс"
- диатомит,
- оливковое и соевое масло, воск и липиды лаванды, экстракты клевера, люцерны и др., комплекс витаминов F, B, C, PP
- обладает мягким отшелушивающим, подтягивающим, противовоспали-тельным эффектом. Улучшает микроциркуляцию крови, сокращает поры, тонизирует, питает и смягчает кожу, улучшает ее тургор 1-2 раза в неделю нанести на кожу лица и шеи оставить до загустения и подсыхания. Тщательно смыть теплой водой
Пластифицирующая минеральная (грязевая) маска
Вялая, морщинистая
Пластифицирующая минеральная (грязевая) маска

"Мирра-Люкс"
Голубая глина
природные пластификаторы, натуральная высококачествен-ная грязь, обогащенная микроэлементами
- сухая маска при добавлении воды (отвердевает), выделяя тепло. При этом улучшаются обменные процессы в коже, усиливается секреция потовых и сальных желез, лимфо- и кровообращение. Застывая, создает условия равномерного и постепенно нарастающего давления. При этом повышается тонус мышц, исчезает их напряженность, улучшается внешний вид кожи, способствует проникновению активных компонентов из ранее нанесенных косметических средств На очищенную кожу наносится косметический крем, соответствующий типу кожи, накрыть однослойной салфеткой лицо, шею, в миску насыпать 2-3 ст. ложки сухой маски, налить теплой воды 55-65 С, интенсивно перемешать до получения однородной массы, быстро нанести на марлю равномерным слоем маску, нанесенную маску рекомендуется накрыть полотенцем. Время экспозиции 15-25 минут. После снятия маски рекомендуется кожу освежить тоником, а затем нанести питательный крем
Крем-маска с маслом авокадо для любых типов кожи
"Русская Линия", Россия
- Каолин,
- Масло авокадо, оксид цинка
- очищает поверхность кожи, абсорбируя отмершие клетки, загрязнения в порах, избыток кожного жира
- разглаживает сеть мелких морщин, увлажняет, питает кожу, улучшает цвет лица, снимает напряженность
-
Жирная и комбинированная
Маска-лифтинг
"Русская косметика", Москва
- Белая глина,
- Экстракт розмарина, комплекс витаминов А,С,Е
- эффективно подтягивает и тонизирует увядающую кожу лица и шеи, препятствует образованию морщин, регулирует и поддерживает естественный водно-солевой баланс. Глубоко очищает
-
Крем для проблемной кожи
"Русская косметика", Москва
- Каолин
высококачествен-ные природные жиры, природная сера, камфора

- устраняет чрезмерную жирность кожи лица, уменьшает угревые высыпания, снимает отечность и покраснение, предотвращает появление гнойных высыпаний. Особо рекомендуется подросткам
-
Голубая и белая ХУМА Голубая и белая глина - главное ее качество - это антибактериальное действие. Косметические маски из глины глубоко очищают кожу, удаляют омертвевшие клетки и лишний жир, снимают островоспалительные явления, устраняют раздражения при экземах и дерматитах, способствуют быстрому заживлению гнойничков и угрей, улучшают цвет лица, делают кожу упругой и гладкой, восстанавливают структуру поврежденных волос, уничтожают перхоть, предохраняют волосы от выпадения Глину залить прохладной водой (простоквашей) до получения густой кашицы. В зависимости от типа кожи можно добавить яичный белок, желток, мед, оливковое масло или лимон. Смесь нанести ровным толстым слоем на лицо. Через 10-15 минут смыть теплой водой и нанести увлажняющий крем
Голубая глина
Поли-Сервис-М
Каолинит и монтмориллонит-гидрослюды - содержит необходимые минеральные соли и микроэлементы: кремнезем, железо, азот, кальций, магний и др Этот естественный продукт является также прекрасным омолаживающим средством.
Средство комплексного ухода за кожей и волосами
"Атласная кожа"
"НЕГОПОЛ-ТД", Новосибирск
Цеолит, монтмо-риллонит
Соли натрия и меди
- очищение, восстановление упругости и эластичности, мягкая чистка, дезодорант, бактерицидное действие, устраняет перхоть, укрепляет волосы, выводит шлаки из организма Смачивается водой и наносится на мокрую кожу
Французская зеленая глина
FRENCH GREEN CLAY
США
Глина Вызывает приток крови к поверхности кожи и обеспечивает ее необходимым питанием, стимулирует регенерацию клеток кожи. Подтягивает кожу и восстанавливает линию лица. Эффективно смягчает, разглаживает морщины и снимает отечность. Придает коже гладкость и упругость. Идеальное средство для глубокой очистки кожи, особенно пористой, склонной к образованию угрей. Французская глина тонизирует кожу, восстанавливает нормальный обмен веществ, обладает антибактериальными свойствами.
-
Цветные глины
Для волос
Для лица
PhytoDess
Жак Дессанж, Франция
Зеленая СВОЙСТВА
- обладает прекрасным впитывающим свойством, используются для борьбы с себореей. В состав этой глины входят важнейшие масла, а именно лимонное, розмариновое и масло календулы, обладающее антисеборическим, вяжущим и успокаивающим эффектами.
предназначена для жирной кожи и способствует сужению пор, улучшает функцию сальных желез, обладает тонизирующим свойством
Красная - используется в случае кожи головы, склонной к раздражительности и чрезмерному потоотделению, которое ослабляет волосы. Эфирные масла, а именно масло розмарина и масло йланг-йланг, восстанавливает нормальное кровообращение на поверхности головы и ослабляет прилив крови к коже головы, возбуждая приятное чувство легкой свежести.
Желтая - была специально создана для кожи с близко расположенными сосудами, склонной к покраснениям. Эта глина улучшает кровоснабжение и питание кожи кислородом.
богатая железом и калием, способствует насыщению кожи кислородом. Она используется для сухих и безжизненных волос, с кожей головы, страдающей от жирной перхоти.
была создана специально для тусклой и вялой кожи и придает ей больше жизненной энергии, выводит токсины и насыщает кожу кислородом
Белая
(фарфоровая)
- основное месторождение которой находится в Британии, богата кремнеземом, цинком и магнием. Она способствует прекращению выпадения волос и укрепляет жесткие и ломкие волосы.
Серая - обладает регенерирующим, антисептическим и бактерицидным свойствами и предназначена для тонкой и лишенной минеральных веществ кожи
используется в основном для ухода за обезвоженной кожей головы и за волосами с плохим тонусом.
Оригинальная глина с тонкой текстурой, дающая расслабление вялой, обезвоженной и сухой коже, одновременно увлажняя и тонизируя ее
Маски косметические
Исцеление
ООИ "Исцеление"
Голубая кембрийская глина
Глицерин, вода, композиции растительных экстрактов лекарственных трав
Маска для жирной кожи лица и тела СВОЙСТВА:
- очищающим, противовос-палительным, дезинфициру-ющим, поросокращающим действиями, снимает раздражение, улучшает состояние кожи
Маска для нормальной кожи лица и тела - обладает мягким очищающим, питательным, противовоспалительным действиями, улучшает состояние кожи
Маска для сухой кожи лица и тела - обладает мягким очищающим, антисептичес-ким, питательным, противоаллергическим действиями, усиливает процессы регенерации в клетках, улучшает состояние кожи
Маска отбеливающая для
всех типов кожи
- обладает мягким очищающим, активным отбеливающим, противовоспалительным действиями, обесцвечивает пигментные пятна, улучшает состояние кожи
Маска для увядающей кожи тонизирующая - активизирует микроциркуляцию, усиливает обменные процессы в клетках кожи, обладает высокой регенерирующей способностью, обладает мягким очищающим и питательным действиями, улучшает состояние кожи
Маска тонизирующая - активизирует микроциркуляцию, усиливает обменные процессы в клетках кожи, обладает очищающим, противовоспалительным, противовирусным, активным тонизирующим действиями, улучшает состояние кожи
Маска успокаивающая - обладает очищающим, противовоспалительным, активным успокаивающим действиями, улучшает состояние кожи. Рекомендуется для раздраженной кожи
Маска для ног - обладает очищающим, противовоспалительным, антисептическим, противомикробным действиями, эффективно смягчает, улучшая состояние кожи. Рекомендуется для стоп ног

*) Сравнительная характеристика средств наружного применения, содержащих глину, предоставлена Т.И.Новоселовой (фирма "Новь", г. Новосибирск)
**) Выделенные жирным шрифтом положения могут относиться к непосредственному воздействию неорганических ингредиентов на кожу. Они не вызывают сомнения автора.

В настоящее время подавляющее число производимых в мире очистительных масок основано на действии поверхностно активных веществ. Разработчиков такого рода рецептур можно понять, если рассматривать очистку кожи как смывание жира с некоторой поверхности. Однако очистка кожи предполагает не только и не столько очистку поверхности, сколько извлечение экологически вредных примесей, внедрившихся в пористые фрагменты кожи, и, в не меньшей степени, освобождение межклеточного пространства эпидермиса от продуктов клеточного метаболизма.

Следует заметить, что обычные поверхностно активные вещества, сами по себе, не только обладают высокой проницаемостью благодаря наличию в молекулярной структуре гидрофобных и липофильных фрагментов, но и способны осуществлять "ко-транспорт" - увеличивать проницаемость других соединений. Так, например, увеличенная проницаемость содержимого липосомальных кремовых композиций может быть объяснена не столько особым строением липосомальных частиц, сколько наличием природных лецитиновых фрагментов. Известно также, что лаурилсульфаты натрия и аммония при обработке волос способствуют появлению в крови ионов тяжелых металлов, сорбированных на волосах.

Имеется еще одно обстоятельство, позволяющее настороженно относиться к использованию поверхностно-активных веществ. Это обстоятельство связано со способностью многих из них разрушать третичную структуру белковых образований. Например, мы показали, что используемый в некоторых очистительных масках (не говоря уже о средствах для волос) лаурилсульфат натрия при добавлении его небольших количеств к физиологическому раствору, содержащему такие ферменты, как коллагеназа и гиалуронидаза, полностью инактивирует их ферментативную активность. Вопрос о значении ферментов кожи для предотвращения процессов старения будет обсуждаться в следующих разделах (см. гл.9).

На наш взгляд, наиболее приемлемым способом очистки кожи является ее обработка солевыми системами, обладающими определенными строго дозированными значениями осмоляльности. Здесь уместно напомнить, во-первых, что врачи при лечении фурункулеза для рассасывания тела и ядра фурункула обычно используют стерильные салфетки, смоченные гипертоническим раствором натрия хлористого, а во-вторых, аналогичный прием (очистка кожи лица с помощью салфеток, смоченных таким же раствором) используется и в косметологии. Механизм действия солевой системы на кожу обсуждался в предыдущих разделах. Не останавливаясь на нем подробно, заметим, однако, что при интенсивном осмотическом воздействии клетка, уменьшаясь в объеме, способна выбросить в межклеточное пространство низкомолекулярные вещества. И это будут не обязательно балластные вещества или продукты клеточного метаболизма. Возможен выброс аминокислот и витаминов. С другой стороны, мы еще можем понять врача, который использует гипертонический раствор натрия хлористого в течение нескольких дней и, после завершения лечения, отпускает пациента "на все четыре стороны". А вот к косметическим очистительным маскам в соответствии с теорией мягких косметологических воздействий мы обязаны относиться более щепетильно. Ранее уже рассматривался вопрос о том, что введение избыточного количества ионов натрия может изменить существенным образом фундаментальное соотношение K+/Na+, ухудшая работу Na/К насосов в клеточных митохондриях и тем самым снижая обеспечение клеток энергией. Единственный выход из этого положения заключается в использовании солевых систем (Na+, K+, Ca2+, Mg2+), соотношение компонентов которых точно соответствует их соотношению в плазме крови.

Именно этот случай характеризует то обстоятельство, что применительно к косметическим средствам принцип "не навреди" должен соблюдаться гораздо более жестко, чем для медицинских препаратов.

Учитывая все вышеизложенное, нами были разработаны очистительные маски, содержащие макроэлементы (Na+, K+, Ca2+, Mg2+) в соответствующих соотношениях, с добавлением (с целью предотвращения выхода из клеточных систем и межклеточного пространства необходимых веществ) четырнадцати аминокислот и восьми витаминов, обычно используемых для подпитки клеточных систем. Солевая система за счет осмотического взаимодействия с клеточными фрагментами осуществляет глубинную очистку кожи. Для реализации поверхностной очистки целесообразно также отказаться от поверхностно активных веществ, используя способность белковых молекул осуществлять хороший контакт с поверхностью кожи. Погружаясь в любые углубления на поверхности кожи, сорбируя всевозможные низкомолекулярные вещества, молекулы белков (например, нативные белки куриного яйца) осуществляют эффективную поверхностную очистку кожи.

На что еще следует, на наш взгляд, обратить особое внимание?

Глины и разнообразные добавки минерального происхождения наряду с макроэлементами (Na, K, Ca, Mg) содержат также микроэлементы (Fe, Zn, Cu) и ультрамикроэлементы. В соответствии с этим обстоятельством возникают вопросы, связанные с возможным приближением концентраций микро- и ультрамикроэлементов к предельно допустимым значениям.

К сожалению, сведения о содержании неорганических элементов в глинах, используемых в косметологии, либо отсутствуют, либо они, возможно, приводятся в специальных изданиях. Однако данные, извлеченные из специальных литературных источников, трудно связать с образцами того сырья, которые используются в косметологии. Попробуем разобраться в результатах анализа миоценовой (голубой) глины МГ-Л Тюльганского месторождения, рекомендуемой разработчиками для использования в косметических препаратах. По данным Испытательного центра природных лечебных ресурсов Российского научного центра восстановительной медицины и курортологии в сырой грязи, состоящей из глины, содержатся следующие количества микро- и ультрамикроэлементов (мг/кг): цинк - 2,8; марганец - 6,0; медь - 6,2; никель - 2,2; кобальт - 0,4; свинец - 2,0; кадмий - 0,05; хром - 2,0. Если сопоставить эти значения с величинами предельно допустимых концентраций (см. гл.5 и п.7.5), то для меди и цинка они близки к предельно допустимым концентрациям, определенными нами экспериментально с использованием клеточной тест-системы, и даже превышают их, в то время как содержание никеля и кобальта примерно в десять раз ниже по сравнению с предельно допустимыми концентрациями. В составе отжима глины, подготовленной для процедур, содержится всего 1,2 мг/л железа (суммарно: окисное и закисное), что более чем в двадцать пять раз ниже его предельно допустимой концентрации. Таким образом, миоциновая голубая глина МГ-Л Тюльганского месторождения при прямом нанесении на кожу с позиций теории мягких косметических воздействий может ускорять процессы старения кожи, замедляя деление клеток эпидермиса, за счет присутствия относительно высоких концентраций меди и цинка. В этой связи можно было бы рекомендовать разработчикам использовать пониженные (в 5-10 раз) концентрации глины в составах косметических препаратов. Но эти рекомендации, к сожалению, могут носить только рекомендательный характер, так как мы не знаем действительного содержания ионов металлов в водной фазе глины (грязи, отжима), способных легко преодолеть трансэпидермальный барьер. Если хотя бы часть ионов остается прочно связанной с частицами глины, то концентрация подвижных (свободных) ионов металлов оказывается ниже суммарной, которые, собственно говоря, и рассмотрены выше для голубой глины.

Поэтому основной вопрос, на который необходимо ответить, прежде чем включать любые минеральные ингредиенты в состав косметических композиций, связан с определением количеств неорганических элементов "выщелачивающихся" из кусочков минерального происхождения в водную фазу кремовой композиции. А для макроэлементов, кроме абсолютных концентраций, важны также их соотношения. Например, если судить по составу отжима голубой миоценовой глины, подготовленной для процедур, содержание кальция (0,0982 г/л) и магния (0,113 г/л) оказывается сопоставимым с суммарным содержанием натрия и калия (0,137 г/л). Однако в составе плазмы крови и в питательных средах для культивирования клеточных систем соотношение (NaCl+KCl):CaCl2:MgCl2 приближается к 1:0,01:0,01, то есть содержание солей натрия и калия фактически в 100 раз превышает содержание солей кальция и магния. Поэтому, если заботиться о комфортности существования клеточной системы кожи, как этого требуют положения теории мягких косметологических воздействий, то целесообразно использовать указанную глину в сочетании с добавками хлористого натрия и калия.

7.3.3. Комбинация очистительных процедур с механическим пилингом

В последние годы отчетливо прослеживается тенденция использования разнообразных мелкодисперсных частиц с развитой поверхностью в качестве добавок к очистительным маскам. С одной стороны, предполагается, что мелкодисперсные системы, обладая развитой поверхностью, усиливают сорбционные свойства очистительных масок (см. п.7.3.2). С другой стороны, появляется новая возможность проведения процедуры механического пилинга, направленной на уменьшение толщины верхнего рогового слоя кожи для снижения вероятности фиксации и увеличения морщин. При этом мелкодисперсные частицы выступают в роли абразива, с помощью которого осуществляется механическая шлифовка кожи. В качестве мелкодисперсных систем обычно используются: спил косточек разнообразных плодов и орехов, глины, в том числе бентонитовые, двуокись кремния (силикагель), минералы, типа цеолитов и т.п.

Из общих соображений следует сделать несколько замечаний.

Во-первых, на наш взгляд, кажется бессмысленным ожидать какого либо очистительного действия от препаратов, содержащих большое количество (>10%) жиров или веществ, имитирующих жировую составляющую. Так как вместо очистки мы вправе предполагать наличие обратного действия - забивание пор кожи жировыми компонентами. Во-вторых, практически по этой же причине, связанной с забиванием пор в частицах минералов, не следует ожидать от мелкодисперсных систем, вводимых в жировую основу какого-либо адсорбционного действия. Единственное, что достигается в случае смешивания мелкодисперсного материала с жировой основой, так это возможность проведения эффективной шлифовки поверхности кожи, после которой в обязательном порядке необходимо провести полноценную очистку.

Таким образом, разработчики, пытающиеся совместить в косметической композиции мелкодисперсные материалы, обладающие сорбционной емкостью, с жировой основой, должны исключить из описания механизмов действия создаваемого средства такие понятия как "адсорбция" и "очистка", оставив только "шлифовку" в качестве реального воздействия. Понятно, что грустно расставаться с эфемерными идеями, которые были выстраданы в процессе разработки.

С моей позицией могут не согласиться. Поэтому сформулируем очередной парадокс, который может быть обозначен парадоксом жировой очистки. Для его разрешения следует провести эксперимент, включающий обработку водного раствора какого-нибудь органического вещества мелкодисперсным материалом (например, цеолитом) без предварительной обработки и аналогичного раствора частичками цеолита, предварительно выдержанными в эмульсии масло-вода. В этих опытах оценивается сорбционная ёмкость цеолитов по концентрации вещества, сорбированного на обработанном маслом и необработанном образцах цеолита.

На наш взгляд, результат этого эксперимента предопределен - сорбционная емкость цеолита, обработанного эмульсией для гидрофильных ингредиентов, к которым, в основном, и относятся продукты клеточного метаболизма, должна быть более низкой, чем исходного сорбента, или вообще отсутствовать.

7.4. Углеводы в качестве источника энергии

Углеводы являются основным источником энергии. Освобождение и накопление энергии происходит в результате аэробного (окисление) и анаэробного расщепления углеводов. По некоторым данным [56] , в коже человека глюкоза содержится в количестве от 0,22 до 0,48 г/кг. В свою очередь, в эпидермисе ее концентрация соответствует некоторой промежуточной величине - 0,38 г/кг.

В процессе гликолиза тратится четыре эквивалента энергии при переходе глюкозы в 3-фосфоглицерат. Однако при его дальнейшем превращении в лактат происходит выделение шести эквивалентов энергии. В эпидермисе находится большое количество ферментов гликолиза, и это может указывать на преобладание в нем анаэробных процессов. В нем найдены также все ферменты окислительного распада углеводов, участвующие в цикле Кребса. Однако по мере удаления клеточной структуры от базального слоя эпидермиса наблюдается нарушение структуры митохондрий и уменьшение активности ферментов, участвующих в реализации цикла Кребса. Таким образом, можно полагать, что в верхних слоях эпидермиса реализуется в основном гликолитическое расщепление глюкозы. Однако, в достаточной степени вероятным в этих слоях является также процесс, начинающийся с прямого окислительного превращения глюкозы и ее эфиров фосфорной кислоты с образованием пентоз (пентозный путь). Все ферменты, катализирующие эти превращения, найдены в коже. Они проявляют наибольшую активность в верхних слоях эпидермиса.

Описанные выше обстоятельства необходимо учитывать при конструировании косметических композиций в рамках теории мягких косметологических воздействий.

Если рассматривать эпидермис в целом, то вне всякого сомнения, необходимо обращать основное внимание на функционирование клеток в базальном слое, для которых определяющим является окисление углеводов в цикле Кребса. При этом необходимо обеспечивать клетки углеводами и сохранение активности ферментов, участвующих в цикле. Необходимо отметить, что в отношении получения энергии цикл Кребса почти в 20 раз превосходит гликолитический путь превращения углеводов.

В качестве исходного субстрата для реализации цикла Кребса могут выступать как углеводы типа глюкозы, так и аминокислоты (например, аланин), превращающиеся в пировиноградную кислоту, окислительное декарбоксилирование которой, собственно, является первой стадией цикла Кребса. Необходимо отметить, что в питательных средах, предназначенных для культивирования клеток животных, аланин обычно отсутствует. Содержание глюкозы в средах варьирует от 1 до 4 г/л. В крови здорового человека концентрация глюкозы также составляет около 1 г/л.

Можно рассматривать возможность замены глюкозы на другие углеводы. Однако в биотехнологии тканевых клеточных культур животных в подавляющем числе случаев используется именно глюкоза. На наш взгляд, в соответствии с принципами теории мягких косметологических воздействий целесообразно сохранить глюкозу в качестве энергетической составляющей косметических композиций. Целесообразно рассматривать возможность ее частичной замены на щавелевоуксусную, лимонную, яблочную, янтарную кислоты, которые являются промежуточными субстратами в цикле Кребса. Можно при этом полагать, что суммарная концентрация глюкозы и промежуточных субстратов, способных ее частично заменить, не должна превышать(эксп.), а еще лучше -(сумм.) (см.гл.5).

В косметологии известно использование пчелиного меда, состоящего из фруктозы и глюкозы.

7.5. Другие компоненты, обладающие питательной ценностью

Об использовании микро- и ультрамикроэлементов в качестве питательных добавок к косметическим композициям писать очень сложно. Мы слегка коснулись этого вопроса в начале п.7.3. Кроме этого, микро- и ультрамикроэлементы всегда неконтролируемо присутствуют в косметических средствах. Их источником являются все компоненты косметических композиций, включая воду.

В соответствии с "Гигиеническими требованиями к производству и безопасности парфюмерно-косметической продукции" в косметических препаратах ограничивается содержание свинца, мышьяка и ртути. По непонятным причинам исключение составляют "Средства для гигиенического ухода и придания запаха (духи, одеколон, туалетные и душистые воды)", для которых такие ограничения отсутствуют.

По указанным элементам идет накопление данных с целью уточнения предельно допустимых норм. Однако в настоящее время контролирующие органы должны руководствоваться нормами, приведенными во "Временном перечне показателей, подлежащих обязательному контролю при проведении гигиенической сертификации средств гигиены полости рта и парфюмерно-косметических средств", в соответствии с которым предельно допустимая концентрация для мышьяка и свинца составляет не более 5 мг/кг, а для ртути - не более 1 мг/кг.

Трудно представить те соображения, которыми руководствовались разработчики цитируемых выше документов. Во-первых, почему только мышьяк, свинец и ртуть? Как быть с другими элементами, которые проявляют в определенных концентрациях токсичность? Например, в работе [57] установлен следующий ряд цитотоксичности Cd2+>Hg2+>Mn2+>Pb2+=Ni2+. В соответствии с этой последовательностью кадмий оказывается более токсичным, чем ртуть, а марганец - чем свинец, который в свою очередь сопоставим по токсичности с никелем. Почему же игнорируются разработчиками и кадмий, и марганец, и никель? По-видимому, и в этом случае мы имеем дело с парадоксом, который не имеет прямого отношения к науке. Можно полагать, что, разрабатывая физико-химические критерии оценки парфюмерно-косметической продукции (1998 г.), эксперты базировались на большом количестве публикаций, посвященных токсичности именно свинца, мышьяка и ртути, в то время как другие элементы остались вне их внимания. Нельзя исключить и того обстоятельства, что ограничения на содержание этих трех элементов сформулированы потому, что для каждого из них в отличие, например, от марганца, неизвестно участие в биохимических процессах. Однако некоторые исследователи [58] полагают, что роль микро- и ультрамикроэлементов в жизнедеятельности клетки и поддержании ее гомеостаза чрезвычайно многообразна и не уступает по своей значимости в регуляции внутриклеточных функций и даже превосходит роль витаминов. Тем не менее, принято подразделять элементы на жизненно необходимые, нейтральные и токсичные. Хотя эта градация достаточно условна, так как даже общепризнанные жизненно необходимые микро- и ультрамикроэлементы при превышении определенного уровня концентраций способны проявлять токсический эффект (см.гл.5).

Можно также полагать, что мы еще многого не знаем о настоящей роли так называемых токсичных элементов. Из этого следует, что основным ограничивающим критерием содержания элементов в косметических средствах должны быть их величины предельно допустимых концентраций, а не превышение трех токсичных при определенных концентрациях элементов. Так в работе [59] при конструировании питательных сред для гибридом демонстрируется необходимость введения в состав среды Fe, Cu, Mn, Si, Mo, V, Ni, Sn, Zn, Se, Al, Ag, Ba, Cd, Co, Cr, F, Ge, I, Rb, Zr. С учетом макроэлементов (Na, K, Ca, Mg) это составляет почти четверть периодической системы. Если это действительно так, то с позиции теории мягких косметологических воздействий необходимо заботиться не только о недопустимости избытка каждого микроэлемента, но и о недопустимости его недостатка в косметической композиции.

Попробуем провести оценку предельно допустимых максимальных и минимальных концентраций микро- и ультрамикроэлементов.

7.5.1. Предельно допустимые максимальные концентрации микро- и ультрамикроэлементов

Если сравнивать принятые для косметических средств предельно допустимые максимальные концентрации (ПДКмакс) для так называемых следовых или ультрамикроэлементов свинца, мышьяка и ртути (5 мг/кг, 5 мг/кг и 1 мг/кг, соответственно) с их содержанием в крови человека (примерно 10-3 мг/л), то налицо почти 1000-кратное превышение величины ПДКмакс над их нормальным уровнем в крови человека. Учитывая то обстоятельство, что клеточные системы пролиферируют в питательных средах, содержащих всего 5-10% сыворотки крови, которая является основным поставщиком микро- и ультрамикроэлементов, следует дополнительно увеличить эту разницу еще, по крайней мере, в 10 раз. На наш взгляд, нет никакой необходимости для косметических препаратов завышать в 104 раз ПДКмакс элементов по сравнению с их оптимальной концентрацией в питательных средах, необходимой для эффективной пролиферации клеточных систем. Поэтому можно снизить величину ПДКмакс, по крайней мере, в 100 раз.

Вообще при оценке ПДКмакс для веществ, содержащихся в крови человека, представляется целесообразным проводить несложные расчеты, основанные на сопоставлении величины ПДКмакс для любого вещества с его концентрацией в крови.

Например, попробуем определить величину изменения концентрации рассматриваемого вещества А в крови (), которая возникает при нанесении на кожу 5 г (или мл) крема, содержащего вещество А впри условии полного проникновения вещества в кровь человека:

;

где 6000 мл - отвечает объему крови в организме человека.*)


*)По хорошему необходимо увеличить это значение по крайней мере в несколько раз за счет учета количества лимфы и межклеточной жидкости, содержащихся в организме.

Тогда.

Далее определим количество непрерывных обработок кожи, требуемых для повышения концентрации вещества А в крови, например, на 50% (N50 - задается любая величина, которая, по мнению эксперта, может повлиять на функционирование организма):



где CAK нормальный уровень вещества А в крови.

Подставляя выражение (2) в (1), получим результирующую формулу (3)



Теперь, задавая величину N50, можно легко оценить значение по отношению к обычному содержанию вещества А в крови человека. Так, если принять, что N50=600, тостановится равной CAK. Таким образом, при нанесении на кожу кремовой композиции, содержащей вещество А, непрерывно в течении 600 раз, без учета возможного вывода вещества через выделительные системы организма или его утилизации, максимально предельно допустимая концентрация не должна превышать содержание этого вещества в крови человека.

Если это так, то, на наш взгляд, для любого компонента кремовой композиции, который всегда содержится в крови человека в нормальном состоянии, максимальная концентрация в кремовой композиции не должна существенным образом превышать его концентрацию в крови. Следует заметить, что эти соображения позволяют снизитьдля свинца, мышьяка и ртути в косметических препаратах еще, по крайней мере, на порядок - до 10-3 мг/кг. При этом аналогичные требования должны быть предъявлены и к содержанию в косметических средствах других микро- и ультрамикроэлементов.

Необходимо заметить, что снижая таким образом величиныдля ультрамикроэлементов, мы приближаемся к пределу их обнаружения. Так наиболее распространенные методы атомно-эмиссионного определения, специально разработанные для определения ультрамикроэлементов в сыворотке крови, позволяют обнаружить свинец в концентрации 1,0·10-3 мг/л, марганец - 0,8·10-3 мг/л; никель - 5,0·10-3 мг/л и т.д.

Поэтому величиныдля ультрамикроэлементов фактически могут определяться возможностями методики их измерения.

Однако то, что позволяют себе косметологи применительно к жизненно необходимым элементам, не умещается ни в какие рамки. Так в составах №1 и №2 (см. Приложение 1) содержатся медная и цинковая соль пирролидонкарбоновой кислоты в концентрациях 10 и 2 г/л. Эти величины соответствуют содержанию в препаратах меди - 2 г/л и цинка - 0,41 г/л, в то время как предельно допустимые концентрации этих элементов, определяемые с помощью клеточной тест-системы, составляют 5,1 и 2,1 мг/л (см. табл.5.2), соответственно. Как и в случае с витаминами, введение меди и цинка в концентрациях, в сотни раз превышающих Ciдоп., должно приводить к ухудшению функционирования клеточных систем вплоть до полной гибели и, поэтому, вместо подпитки клеток кожи, разработчики создают условия для реализации пилинга под влиянием избыточных количеств микроэлементов.

7.5.2. Предельно допустимые минимальные концентрации микро- и ультрамикроэлементов

Существование величин ПДКмин прямо следует из теоретического рассмотрения проблемы определения питательной ценности косметических композиций (см. гл.5). Приведенная на рис.5.1. начальная часть графика (восходящая ветвь) ограничивается величиной концентрации, обозначенной как Ciдоп.. Фактически эта величина соответствует минимальной предельно допустимой величине - ПДКiмин.. Действительно, уменьшение концентрации любого питательного ингредиента ниже этой величины приводит к снижению ростовых характеристик клеточной системы.

При оценке величин Ciопт мы воспользовались данными по составам многочисленных биотехнологических питательных сред, полагая, что содержание их ингредиентов в определенной степени минимизировано, то есть Ciопт ПДКiмин.. Однако имеется и экспериментальное доказательство существования начального участка кривой, представленной на рис. 5.1.

В свое время, при решении проблемы освобождения сыворотки животных от гамма-глобулиновой фракции с помощью обработки полиэтиленгликолем, обнаружилось существенное снижение ростовых характеристик клеток, помещаемых в питательные среды, приготовленные с добавлением обработанной сыворотки. Учитывая склонность белков к сорбированию разнообразных низкомолекулярных веществ, предположили, что при обработке сыворотки полиэтиленгликолем, ведущей к осаждению высокомолекулярных белков, в ее составе происходит снижение содержания низкомолекулярных веществ, в частности, микроэлементов - железа, меди и цинка. Эти элементы являются жизненно необходимыми, принимающими участие в работе многих ферментативных клеточных систем.

В табл. 7.10 приведено содержание железа, меди и цинка в сыворотках крови крупного рогатого скота (КРС) до и после обработки полиэтиленгликолем (КРС-ПЭГ), а также в наиболее полноценной сыворотке крови плодов коровы (FBS). Как видно из таблицы, обработка полиэтиленгликолем сыворотки КРС приводит к снижению содержания в ней микроэлементов с одновременным уменьшением ростовой активности клеток.

Наибольшее предпочтение при культивировании клеток отдаётся сыворотке крови плодов коровы (FBS), обеспечивающей хороший рост и высокий уровень вируспродукции из-за низкого содержания в ней гамма-глобулинов. Однако стоимость сыворотки FBS и ограниченность источников её получения стимулировали поиск замены этой составляющей питательных сред. Собственно говоря, обработка полиэтиленгликолем более дешёвой и доступной сыворотки КРС позволяла осадить гамма-глобулиновую фракцию, приблизив её по этому параметру к сыворотке FBS. Оказалось, что ростовые характеристики клеточной системы в средах с добавлением КРС-ПЭГ значительно уменьшались по сравнению с добавлением исходной сыворотки КРС (см. табл.7.11).

Таблица 7.10 Содержание железа, цинка и меди в образцах сыворотки крови животных

Содержание железа, цинка и меди в образцах сыворотки крови животных


*)Приведены доверительные интервалы изменений значений с уровнем вероятности 95%. В скобках указано количество исследованных образцов. Здесь и далее приводятся экспериментальные данные, полученные Трошковой Г.П. и Мартынец Л.Д.

Таблица 7.11 Ростстимулирующие активности сывороток по отношению к клеткам ВНК-21**)


Ростстимулирующие активности сывороток по отношению к клеткам ВНК-21

**)Обозначения КРС-ПЭГ и КРС-ПЭГ (железо, цинк) относятся к сыворотке крови КРС, обработанной полиэтиленгликолем, и к этой же сыворотке с добавлением солей железа и цинка. Контролем в этих экспериментах служила сыворотка крови КРС с высокими ростовыми характеристиками.

***) Индексы пролиферации определялись как отношение числа клеток на третий день культивирования к числу первоначально посеянных клеток. Посадочная концентрация составляла 1·10-5 кл/мл. Эксперименты проводились с добавлением 10% сыворотки к питательной среде ПС-4 (опыт 1) и ПС-1 (опыт 2), производства НПО "Вектор".


Аналогичные результаты были получены при культивировании клеток непарного шелкопряда SCLD-135 в среде Грейса с добавлением 10% сыворотки КРС, обработанной полиэтиленгликолем (см. табл.7.12)

Однако, если в случае с клетками ВНК-21 (табл.7.11) и в случае с клетками SCLD-135 (табл.7.12) в сыворотку, обработанную полиэтиленгликолем, добавить недостающее количество микроэлементов (см. табл.7.10), ростовая активность клеток заметно повышается. Этот факт свидетельствует о наличии определённого минимального уровня содержания микроэлементов - предельно допустимой минимальной концентрации (ПДКМЭмин).

Таблица 7.12 Ростстимулирующие активности сывороток по отношению к клеткам SCLD-135

Ростстимулирующие активности сывороток по отношению к клеткам SCLD-135

Со всей определённостью можно полагать, что наличие величин ПДКiминхарактерно для любых ингредиентов питательных сред, и, соответственно, представления об этих величинах можно распространять на питательные косметические композиции.

7.6. Ограниченность информации, представляемой потребителю и возможность ее рационального использования

Таким образом, представленные данные свидетельствуют о настоятельной необходимости учета не только наличия в составах косметических средств ингредиентов, которые вносят определенный вклад в питательную активность, но и их концентраций.

Как уже отмечалось ранее, информация о концентрациях ингредиентов обычно оказывается недоступной для анализа. Максимальные сведения, с которыми может ознакомиться потребитель, и форма их представления определяется в Российской Федерации Государственным стандартом (ГОСТ Р 51391 - 99) "Изделия парфюмерно-косметические. ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ПОТРЕБИТЕЛЯ. Общие требования". Ниже приводятся выдержки из текста этого документа, имеющие отношение к обсуждаемой теме.

"4. Общие требования к информации для потребителя

4.1. Необходимая и достоверная информация о ПК (парфюмерно-косметических) изделиях в наглядной и доступной форме должна своевременно представляться потребителю изготовителем (продавцом) с целью обеспечения возможности правильного выбора ПК изделия.

4.2. Информация для потребителя должна быть представлена непосредственно с ПК изделием, текстом и/или маркировкой на упаковке (потребительской таре), этикетке, контрэтикетке, ярлыке, открытке, листке-вкладыше способом, принятым изготовителем.

4.3. Текст на потребительской таре, этикетке, контрэтикетке, ярлыке, открытке, листе-вкладыше наносят на русском языке. Возможно по усмотрению изготовителя дополнительное нанесение текста информации на языках субъектов Российской Федерации, родных языках народов Российской Федерации, а также на иностранных языках.

4.4. Информация, приводимая в тексте на потребительской таре, упаковке, этикетке, открытке, листке-вкладыше, должна быть однозначно понимаемой, полной и достоверной, чтобы потребитель не мог быть обманут или введен в заблуждение относительно происхождения, свойств, состава, способа применения, а также других сведений, характеризующих прямо или косвенно качество и безопасность ПК изделий, и не мог ошибочно принять данные изделия за другие, близкие к ним по внешнему виду или органолептическим показателям:.

4.5.1. ...Изготовитель несет ответственность за использование в наименовании ПК изделия таких терминов, как например: "от перхоти", "увлажняющий", солнцезащитный", "от морщин", "противокариесная", "устраняет запах пота", "водостойкая", "длительного действия", "изготовлен только из природного сырья", и других, характеризующих потребительские свойства и эффективность изделий...

4.5.5. Состав изделия

Списку ингредиентов и парфюмерных (ароматических) композиций должен предшествовать заголовок "Состав", после него должен быть представлен перечень всех ингредиентов в порядке уменьшения их массовой доли в рецептуре изделия, а также парфюмерных (ароматических) композиций. При этом парфюмерную (ароматическую) композицию указывают как единый ингредиент без раскрытия состава.

Ингредиенты в концентрации менее 1% могут быть перечислены в любом порядке после тех составляющих, концентрация которых более 1%..

Красящие вещества могут быть перечислены в любом порядке после остальных ингредиентов в соответствии с индексом цвета или принятыми обозначениями.

Перечень ингредиентов допускается по усмотрению изготовителя указывать в соответствии с международной номенклатурой косметических ингредиентов (INCI) с использованием букв латинского алфавита..."

Прошу читателей обратить внимание на ключевые слова и предложения, выделенные в тексте ГОСТа автором данной монографии. В пункте 4.1 сформулирована важнейшая цель представления информации. Пункт 4.3 устанавливает определяющую роль русского языка. Все остальные языки могут быть использованы только в дополнение к русскому. Однако, уже в п. 4.5.5 мы наблюдаем отход от этого требования в отношении представления перечня ингредиентов - можно и с использованием латинского алфавита. Может быть в этом заложен определенный смысл, рассчитанный на то, что специалист воспримет эту информацию, а рядовой потребитель не разберется в ней и на русском языке. А ведь это один из ключевых параметров выбора.

Рассмотрим детально приведенный выше фрагмент п. 4.5.1, в котором утверждается, что "изготовитель несет ответственность" за использование терминов, характеризующих потребительские свойства изделий. Среди перечисленных определений не указано такое свойство, как "питательный" (видимо оно осталось за рамками перечня среди "и других"). О том, что это определение используется и российскими и зарубежными изготовителями косметических средств, свидетельствуют результаты анализа более 1600 составов косметических средств, проведенного недавно Научным косметологическим обществом при подготовке третьего издания сборника "Путеводитель по косметике". В сборнике приводится около 100 препаратов, в названии которых и в описаниях присутствуют определения: "питательный", "для питания кожи", "nutritive", "nutrition", "nourishing", "nutriente". Составители сборника, имея доступ только к перечням ингредиентов (из-за отсутствия информации о процентном содержании компонентов в составах), воспользовались упрощенным вариантом расчета питательных активностей указанных "питательных" композиций. Результаты оказались весьма показательными.

Из 93 составов 4 "обладали" питательной активностью, равной нулю, питательная активность18 составов оказалась равной 1 баллу, для 10 составов ее значение составляло 2 балла, для 14 составов - 3 балла, для 13 составов - 4 балла. Для 21 состава значения питательной активности находились в интервале от 5 до 8 баллов, 1 состав имел значение питательной активности, равное 18 баллов. И только для 12 составов значения питательной активности составляли 26-35 баллов, приближаясь к оптимальной (для настоящего времени) "планке" питательной активности, принятой нами равной 40 баллам (см. главу 5, п. 5.1.1). Любознательному читателю можно посоветовать, используя прием, описанный в п. 5.1.1, провести самостоятельно оценку значений питательной активности хотя бы некоторых из 505 составов препаратов, приведенных в Приложении 1 к данной монографии. .Можно полагать, что результат будет близким к обсуждаемому выше.

Интересно, какую ответственность должны нести (в соответствии с п. 4.5.1 цитируемого выше ГОСТа) изготовители и продавцы продукции, которые "обманывают или вводят в заблуждение покупателей", относя свои препараты к "питательным" при нулевом значении питательной активности? При этом возникает также естественный вопрос, при каких значениях этого параметра они могут быть освобождены от ответственности? К сожалению, ответов на эти вопросы мы не имеем, и вряд ли будем иметь в ближайшем будущем
.

4.7. Осмотическая активность косметических композиций

Прежде чем приступить к обсуждению осмотической активности реальных косметических композиций, необходимо заметить, что представленная на рис.4.4 и 5.5 кривая является фундаментальной зависимостью, характеризующей воздействие разнообразных веществ на клеточные системы. Её фундаментальный характер связан с тем обстоятельством, что, по-видимому, существует достаточно большой перечень веществ, которые, создавая определенное осмотическое воздействие на клетки, влияют на их склонность к делению. То есть, для конкретной клеточной культуры и соответствующей питательной среды, по-видимому, в редчайших случаях, например, в случае добавления к питательной среде глицерина, кривая может быть сдвинута в область больших значений осмоляльности. А вот сдвиг кривой в область меньших значений осмоляльности встречается значительно чаще при проявлении специальных эффектов, что мы в действительности и наблюдали для аминокислот, витаминов и микроэлементов (см. гл.5). Это предположение легло в основу дальнейших исследований.

Учитывая представленные выше соображения, а также то обстоятельство, что в клеточной биотехнологии при производстве питательных сред для культур клеток нормируемая величина осмоляльности составляет 280±20mOsm/l, мы предприняли анализ более 500 опубликованных составов косметических композиций (см. Приложение 1).

В отличие от питательных сред при анализе были использованы величины осмолярности (mOsm/kg), рассчитанные по следующей формуле:

, где Mi и mi являются молекулярной массой и содержанием компонента (i) в 1 кг кремовой композиции, соответственно; ki отражает количество осмотически активных частиц, образующихся при растворении 1 М компонента (i) в литре раствора (для этилового спирта kEtOH=1000 mOsm, для хлористого натрия KNaCl=2000 mOsm, для хлористого кальция KCaCl2=3000 mOsm, а для тетранатриевой соли ЭДТА KNa4ЭДТА=5000 mOsm).

Естественно, при оценке величин осмолярности косметических композиций делались некоторые допущения. Например, для простых алифатических кислот не учитывалась возможность частичной диссоциации, а для сильных минеральных кислот типа фосфорной кислоты учитывалось протекание только первой стадии диссоциации (KH3PO4 примерно 2000 mOsm). Однако все эти допущения вели только к снижению, а не к завышению рассчитанных значений суммарной осмолярности.

Следует заметить, что при расчёте величин осмолярности косметических средств совершенно не важно, за счёт каких ингредиентов происходит повышение осмолярности: то ли за счет относительно близких по величине вкладов цинковой соли пирролидон карбоновой кислоты, глицерина, 1,3-бутандиола, лактата натрия, цетилсульфата натрия, изоалил-пара-метоксициннамата, этилгексиллаурата, пентаэритолстеарата, 1,2-пропандиолдиэтилгексаноата, додекаметилциклогекса-силоксана, то ли за счет одной-двух определяющих добавок, например, глицерина и пропиленгликоля или этилового спирта.

Результаты анализа представлены на рис.7.1.

Рисунок 7.1 Частота использования различных величин осмолярности

Частота использования различных величин осмолярности

Полученное распределение оценочных величин осмолярности по частоте использования свидетельствует о том, что этот параметр практически не учитывается при конструировании косметических композиций. Однако, как можно полагать на основании наших экспериментальных данных (см. рис.4.4 и 5.5), систематическое использование композиций с повышенной осмолярностью может приводить к нарушению динамического равновесного процесса формирования эпидермиса. В результате снижения скорости деления базальных клеток можно ожидать увеличения толщины рогового слоя и, соответственно, повышения вероятности возникновения и фиксации мелких морщин.

Естественно полагать, что в случае достаточно сложных по составу многофазных композиций типа эмульсий "масло в воде" или "вода в масле" теоретически трудно представить действие на клеточные системы кожи такого параметра как осмолярность. Вполне вероятно, что базальные клетки будут взаимодействовать с компонентами кремовой композиции по мере их проникновения в глубь эпидермиса. И, тем не менее, с высокой долей вероятности можно полагать, что действие любой кремовой композиции, имеющей оптимальную осмолярность около 300 mOsm/kg, будет существенно отличаться в лучшую сторону от аналогичных препаратов с величиной осмолярности 3000 mOsm и выше из-за отсутствия травмирующего осмотического воздействия. Как уже отмечалось ранее, имеются указания на то, что эндотелиальные клетки (ВСЕ) можно выдерживать в течение 10-20 минут при 37°С в питательной среде ДМЕМ с добавлением 2 М мочевины и 0,5% телячьей сыворотки. Осмолярность такой среды ориентировочно составляет 2300 mOsm/kg. В этой связи, если предположить, что базальные клетки эпидермиса выдерживают кратковременное повышение осмотического давления выше 2000 mOsm/kg, то остаётся неясным вопрос: смогут ли они без существенных изменений выдержать воздействие кремовых композиций со значительно более высокими значениями осмолярности, так как более 15% составов, подвергнутых анализу (см. рис.7.1), имеют осмолярность выше 3000 mOsm/kg, а предельные значения осмолярности могут достигать 6623 mOsm/kg (маска после бритья), 8696 mOsm/kg (спиртовый лосьон). Такие высокие значения осмолярности косметических средств достигаются обычно добавлением высоких концентраций этилового спирта. Однако во многих случаях осмолярность выше 3000 mOsm/kg достигается в бесспиртовых композициях и за cчет других ингредиентов. Например, значение осмолярности 3026 mOsm/kg достигается за счет добавления изопропилмиристата (мазь), 3413 mOsm/kg - за счет пропиленгликоля и других ингредиентов (очищающая пена, 3945 mOsm/kg - за счёт таких необычных добавок как тетрахлордифторэтан (масло для загара) и т.д.

Все вышеизложенное позволяет полагать, что оценка величины осмолярности может оказаться полезной при конструировании косметических композиций.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Машковский М.Д. "Лекарственные средства" т. 2, М.; Медицина, 1984, с 3-6;

2. Bettger W.J.,Ham R.G., Gold Yub.Iut.Congr. "Essent. Fatty Acid, Prostaglandins", 1982, p.265-268;

3. Lu Z.Q., Dice J.F. "Ginseng extract inhibits protein degradation and stimulates protein synthesis in human fibroblasts" Biochem. Biophys. Res. Commun. 1985, 126(1) 636-640;

4. Fujimoto Y., Satoh M. "A new cytotoxic chlorine-containing polyacetylene from the callus of Panax ginseng" Chem. Pharm. Bull. Tokyo, 1988, 36(10) 4206-4208;

5. Аhn B.Z., Kim S.I. "Heptadeca-1, 8t-dien-4, 6-diin-3, 10-diol, ein weiteres. gegen L1210-Zellen cytotoxisches Wirkprinzip aus der Koreanischen Ginseng-Wezel", Planta Med. 1988, 54(2)183;

6. Sugaua A., Yuzurihara M. et al. "Proliferative effect of ginseng saponin on neurite extention of primary cultured neurons of the rat cerebral cortex" J.Ethnopharmacol., 1988, 22(2), 173-181;

7. Duda R.D., Taback B. et al. "pS2 expression by American ginseng in MCF-7 breast cancer cells", Ann. Sweg. Oncol. 1996, 3(6) 515-520;

8. Bernfrt m.w., Cardellina J.H. et al. "Cytotoxic falcarinol oxylipins from Dendropanax arboreus" J.Nat.Prod., 1996, 59(8) 748-753;

9. Lee Y.N.,Lee H.Y. et al. "In vitro induction of differentiation by ginsenosides in F9 teratocarcinome cells", Eur J.Cancer., 1996, 32A(8) 1420-1428;

10. Baek N.J., Kim D.S. et al. "Ginsenoside Rh4, a genuine dammarane glycoside from korean red ginseng", Planta Med., 1996, 62(1) 86-87;

11. Abdrasilov B.S., Kim Yu.A. et al. "The effect of total saponius from Panax Giuseng C.A. Meyer on the intracellular signalling system in Ehrlich ascites tumor cells", Biochem. Mol.Biol.Iut. 1996, 38(3) 519-526;

12. Takei Y., Yammamoto T. et al. "Identification of basic fibroblast growth factor-like immunoreactivity in panax giuseng extract; investigation of its molecular properties", Bioci. Biotechnol. Biochem. 1996, 60(4) 584-588;

13. Yagi A., Ishizu T. et al. "Growth of cultured human bronchiogenic epitelioid CCD-14 Br cells and Dermal Fibroblasts, NB1 RGB treated withginseng tetrapeptide and its isomer", Planta Med., 1996, 62(2) 115-118;

14. Morisaki N., Watanable S. et al. "Mechanism of angiogenic effects of saponiu from ginseng Radix rubra in human umbilical vein endothelial cells", Br.Y.Pharmacol., 1995, 115(7) 1188-1193;

15. Нуриева Р.И., Дедкова Е.Н. и др. "Механизм активации клеток асцитной карциномы Эрлиха общей фракцией сапонинов из корейского женьшеня", Антибиот.-Химиотер., 1995, 40(11-12) 25-28;

16. Zhang W.J.; Zhong G.G. et al. "Single channel ahalysis on calcium channel blockade action of panaxadiol and panaxitrol saponins on cultured rat ventricular myocytes", Chung Kuo. Yao Li.Hsueh. Pao., 1994, 15(2)173-176;

17. Yagi A., Akita K., et al. "Effect of a peptide from Panax ginseng on the proliferation of baby hamster kidney-21 cells", Planta Med., 1994, 60(2) 171-173;

18. Yokozawa T., Iwano M. et al. "Inhibitory effects of ginseng on proliferation of cultured mouse mesangial cells", Nippon. Jinzo Gakkai Shi., 1994, 36(1) 13-18;

19. Okita K., Li Q. et al. "Anti-growth effects with components of Shosaiko-to (TJ-9) on cultured human hepatoma cells", Eur. J. Cancer. Prev., 1993, 2(2) 169-175;

20. Yun Y.S., Lee Y.S. et al. "Inhibition of autochthonous tumor by ethanol insoluble fraction from Panax ginseng as a immunomodulator" Planta Med., 1993, 59(6) 521-524;

21. Jiang Y., Zhong G.G. et al. "Influences of ginsenosides Rb1, Rb2 and Rb3 on electric and contractile activities of normal and damaged cultured myocardiocytes" Chung Kuo Yao Li Hsuen Pao, 1993, 13(5) 403-406;

22. Mohri T., Chiba K. et al. "Activation of PC12 cells by lipophilic Components of Panax ginseng", Planta Med., 1992, 58(4) 321-323;

23. Полонская Н. "Ретинол и его производные в практике косметолога" Нов. Эстетики, 1999(2) 34-35;

24. Матвеев В.Е., Скворцов Г.Е., Куян Н.В. "Разрушение аминокислот в растворах при нагревании" Биотехнология, 1986(1)53-62;

25. Артюхин В.И., Шепелин А.П., Киселева Н.В. "Белковые гидролизаты в производстве питательных сред. Производство и применение продуктов микробиологических производств" Обзорн.Информ. М., ВНИИСЭНТИ Минмедпрома СССР, 1990(9-10) 31-38;

26. Коротеева Л.А. и др. "Разработка питательных сред на основе аминопептида для культивирования листерий" Тез. докл. 5 Всерос. конф. "Научные основы технологии промышленного производства ветеринарных биологических препаратов" Щелково, 14-17 мая 1996, с.123;

27. Пригода А.А. и др. "Конструирование бессывороточных питательных сред для культивирования клеток млекопитающих" Биотехнология, 1990(2)35;

28. Децина А.Н., Бачинский А.Г., Байбаков В.И. "Белковые гидролизаты в качестве основы питательных сред" М.; ВНИИСЭНТИ Минмедпрома СССР, 1985;

29. Melnik I.L., Riordan A. "Polymelitis viruses in tissue culture in Protein free nutrient media in stationary and roller tube cultures" Proc. Exp. Biol. Med., 1952, 208-213;

30. Витакер А. "Среды для культивирования клеток млекопитающих". Новые методы культуры животных тканей. Под. ред. Фридлянского А., М.; "Мир" 1976;

31. Голубев Д.Б., Сомина А.А., Медведева М.Н. "Руководство по применению клеточных культур в вирусологии" Л.; "Медицина", 1976;

32. Дьяконов Л.П., Строкина Г.М., Конюхов А.Ф. "Гидролизаты молочных мышечных и растительных белков как основы питательных сред для культивирования клеток и вирусов" Цитология, 1994, 36(6) 522;

33. Строкина Г.М. и др. "Конструирование питательных сред для культивирования клеток животных на основе гидролизатов белков сыворотки молока" Тез. докл. Всесоюзн. конф. "Питательные среды и сыворотки для культивирования клеток", Кольцово, 14-17 окт. 1991, Новосибирск, 1991, 12;

34. Технические условия, ТУ 46 12 20-80 "Ферментативный гидролизат мышечных белков сухой";

35. Технические условия, ТУ 10.09-137-91 "Ферментативный гидролизат белков крови сухой";

36. Куликова И.Л., Дьяконов Л.П., Жидков С.А. "Культура клеток сосудов теленка и чувствительность клеток этой культуры к вирусу диареи крупного рогатого скота", Цитология, 1992, 34(9)75;

37. Панкова Г.Е., Сергеев В.А. и др. "Питательная среда для выращивания культур клеток животных" А.с. №1025722, Опубл. 1983, Бюл. №24;

38. Гизитдинов Н.Н. и др. "Питательные среды для выращивания культур клеток и вирусов", Достижения науки и техники, 1992(6)22-23;

39. Heidemann R., Zhang C. et al "The use of peptones as medium additives for high density perfusion cultures of animal cells", Abstr.16th Int. Meet. Products from Cells. Cells as Products., Switzerland, 25-29 April, 1999, 220;

40. Дьяконов Л.П. "Культуры клеток животных; современные аспекты биотехнологии и взаимодействия клеток с инъекционными патогенами" Цитология, 1994, 36(6)503-504;

41. Гафуров Ю.М., Козловская Э.П. "Способ получения белковонуклеинового гидролизата" Пат. РФ №2055482, Опубл. 1996, Бюл. №1;

42. Benjakul S., Morrissey M. "Protein hydrolysates from pacific writing solid wastes", Agr. Food Chem., 1997, 45(9)3425-3430;

43. Ермишина И.Г., Майнерт А.Г., Власова Т.Ф. "Способ получения ферментативного гидролизата и питательная среда "Эпидермат-2" для культивирования клеток эукариотов" Пат.РФ №2068879, Опубл. 1996, Бюл. №31;

44. Карышева А.Ф. "Сухой белковый концентрат и использование его при изготовлении питательных сред для микроорганизмов" Автореф. дис.докт.биол.наук, Одесса, 1972;

45. Доценко В.В. и др. "Изготовление и исследование эффективности новых основ питательных сред для культивирования клеток и вирусов", Тез.докл. 5 Всерос. конф. "Научные основы промышленного производства ветеринарных биологических препаратов", Щелково, 14-15 мая 1996, 36-37;

46. Ермишина И.Г., Майнерт А.Г., Власова Т.Ф. "Способ получения ферментативного гидролизата из мышечной ткани ластоногих и питательная среда "Целат" для культивирования клеток эукариотов" Пат.РФ №2074249, Опубл. 1997, Бюл. №6;

47. Искандеров Р.И., Егоров Б.Б. и др. "Способ получения ферментативного гидролизата и питательная среда для культивирования клеток эукариотов", Пат.РФ №2020153, Опубл. 1994, Бюл. №18;

48. Поезжалова Г.Н. и др. "Изготовление сред для культур клеток на основе отечественных гидролизатов и изучение их биологических свойств" Тез.докл.Всесоюзн.конф. "Актуальные вопросы разработки препаратов медицинской биотехнологии", Махачкала, 1998(2)46;

49. Гудимо О.С., Колесникова Н.А., Шошиев Л.Н. "Культивирование клеток HeLa на питательных средах с гидролизатами сыворотки крови человека и животных" Вопр.вирусол., 1961(3)375-379;

50. Иванов И.В., Строгов С.Е. и др. "Питательные среды на основе солянокислого гидролизата куриных эмбрионов для культивирования клеток животных. II. Отработка режима очистки гидролизатов и состава питательной среды" Биотехнол., 1991(5)59-62;

51. Крылов И.А., Красноштанова А.А., Манаков М.Н. "Ферментативный гидролиз белковых веществ биомассы промышленных микроорганизмов. III. Использование ферментативных систем поджелудочной железы" Биотехнол., 1998(6)84-89;

52. Пригода А.А. и др. "Конструирование бессывороточных питательных сред для культивирования клеток млекопитающих. Сообщение IV" Биотехнол., 1991(5)55-59;

53. Бородина В.М., Федорова Л.И., Зеленин А.В. "Способ культивирования клеток человека и животных" А.с. СССР №1507790, Опубл.1989, Бюл. №34;

54. Блинкова Л.П. и др. "Применение ферментативного гидролизата биомассы хлореллы в средах выращивания клеток эукариот" Ж. микробиол. эпидемиол. имуннол. 1995(6)16;

55. Меньшеник В.В., Лавченко Е.Г. "Использование гидролизатов; мясопеченочного, казеинового, ферментолизата биомассы организмов, казеиново-эритроцитарного и соево-эритроцитарного гидролизатов в производстве вакцин против некробактериоза животных" Ветеринария, 1997(3)27-28;

56. Jamge M., Perren S.M. "Iufluences of metal salts on immune responses in vitro", Biomaterials Biomechanics., №2, 227-232(1983);

57. Авцьен А.П., Строчкова Л.С., Жаворонков А.А. "Клеточный гомеостаз и микроэлементы", Apx. патол. -50(9)6-11(1988);

58. Культура животных клеток. Методы. М.; "Мир", 1989;

59. Gospodarowicz D., Gonzalez R.,Fajii D.K. "Are Factor originating from Serum, Plasma, or Cultured Cells Involved in the Growth-Promoting Effect of the Extracellular Matrix Produced by Cultured Bovine Corneal Endothelial Cells?", J.Cell.Physiol. 114(2)191-202(1983).


Децина А.Н, Шорина Г.Н., Архипов С.А. "Способ ухода за кожей" Пат.РФ№2082393, 27.06.97;

Децина А.Н. "Косметическая очистительная маска для ухода за кожей лица" Пат.РФ №2110985, 20.05.98;

Децина А.Н. "Косметическая очистительная маска для ухода за кожей лица "Леда-плюс" Пат.РФ №2120273, 20.10.98;

Децина А.Н., Захарова О.Е. "Косметическая очистительная маска для ухода за кожей лица "Беловодье" Пат.РФ №2141311, 20.10.99.

Уважаемые участники ЗШНК2!

Глава 7 весьма насыщена экспериментальными данными. Поэтому занятие не будет сопровождаться традиционным заданием и вопросами. Прошу внимательно проанализировать представленный материал. Полагаю, что в дальнейшем мы будем часто к нему возвращаться.

Анатолий Децина



© Децина А.Н., 2001

Набор слушателей в Заочную школу научной косметологии
Объявление для слушателей Заочной школы научной косметологии
Объявление (2) для слушателей Заочной школы научной косметологии

Написать в Заочную школу научной косметологии

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница





Рейтинг@Mail.ru
Главная  Новости  Каталог  Книги  КМЭ  Форум

ТУ  Гербарий  Golkom-Balance  Golkom-Post


Copyright © 2002-2017 "Библиотека природы"
По вопросам размещения рекламы на сайте: info@golkom.ru


Rambler's Top100