WWW.GOLKOM.RU   Добавить в Избранное


БИБЛИОТЕКА ПРИРОДЫ
информационный портал

Главная  Новости  Каталог  Книги  КМЭ  Форум

ТУ  Гербарий  Golkom-Balance  Golkom-Post

 
Регистрация:

Книжная полка - Теория мягких косметологических воздействий. Современная косметология. Децина А.Н. - Глава 8 Следующая страницаПредыдущая страница

8. Регенерирующие добавки к косметическим композициям

На наш взгляд, существует явная неопределенность в использовании термина "регенерирующий" применительно к косметическим препаратам. Наиболее часто это определение сопровождает кремы, содержащие некоторые витамины (например, А и\или Е). Действительно, витамины такого типа необходимы для функционирования клеточных систем кожи. Их отсутствие или недостаток обязательно ведут к угнетению клеточного деления, увеличению перекисного окисления липидов, продуцирующего высокореакционноспособные частицы (малоновый диальдегид, перекиси, свободные радикалы), которые участвуют в модификации и инактивации биологически активных фрагментов клеток (белки, пептиды, нуклеиновые кислоты и т. д.). Поэтому введение в кремовые композиции витаминов А и Е (в условиях их дефицита в коже) и обработка кожи такими препаратами ведет к нормализации функционирования клеточных систем. Однако аналогичное действие в условиях дефицита могут проявлять и другие компоненты кремовых композиций. Известно, например, что неблагоприятное влияние на клеточные системы оказывает недостаток макро- и микроэлементов (К, Са, Mg, Fe, Cu, Zn и т.д.), углеводов типа глюкозы, липидов, аминокислот и т.п. Из многочисленных данных, полученных в результате становления клеточной биотехнологии, со всей очевидностью, следует вывод о том, что перечисленные выше компоненты косметических композиций входят в составы питательных сред для культивирования клеток вне организма (в том числе и клеток человека).

Однако, можно приготовить самую богатую в питательном отношении среду, содержащую весь набор аминокислот, витаминов (включая витамины А и Е), макро- и микроэлементов, глюкозу и другие подобные вещества, и не достичь нужного эффекта- клетки размножаться не будут. Только введение в составы питательных сред сыворотки крови животных, гемолимфы насекомых или индивидуальных гормоноподобных веществ (бессывороточные среды) позволяет "включить" механизм деления клеток.

Считается также [1], что для залечивания мелких повреждений кожи должна применяться ранозаживляющая косметика или косметика регенерирующего действия, которая должна содержать:

- увлажняющие и пленкообразующие средства,

- стимуляторы местного иммунитета,

- антиоксиданты.

Такова идеология конструирования ранозаживляющей косметики, которую в узком понимании также можно назвать регенерирующей (регенерация - восстановление).

На наш взгляд, такое отождествление не представляется целесообразным, так как, например, пленкообразование действительно необходимо для предотвращения проникновения микроорганизмов в глубь кожи, но к регенерации никакого отношения не имеет. Также как наличие антиоксидантов (см. выше) не может заставить клетку делиться.

Поэтому напомним снова (см. гл.6) причины возрастных изменений состояния кожи.

С возрастом, обычно после 30-35 лет, начинается заметное снижение содержания некоторых гормонов в крови человека. Так, например (см. [2]), суммарное количество эстрогенов в период менопаузы снижается по сравнению с усредненными значениями в норме (фолликулярная, лютеинизирующая фазы и середина цикла) примерно в 13 раз, 17β-эстрадиола - приблизительно в 8 раз и дегидроэпиандростерона - ориентировочно в 5 раз. В то же время, содержание лютеинизирующего гормона практически не меняется при переходе от нормы к менопаузе, а количество фолликулостимулирующего гормона возможно даже повышается. Более точные оценки затруднены из-за большого разброса и неопределенности отдельных результатов измерений.

Существенное уменьшение содержания основных гормонов и гормоноподобных веществ в плазме, естественно, может приводить к снижению скорости деления клеток базального слоя эпидермиса и, тем самым, к нарушению равновесия процессов, формирующих верхний слой кожи (см. выше). В результате увеличивается толщина рогового слоя. Вследствие этого, вместо 5-6 слоев кератиновых чешуек появляется 7-8 и более слоёв, что ведёт к снижению эластичности кожи и увеличивает вероятность фиксации морщин.

Отметим, что наблюдаемые после 30-35 лет неблагоприятные изменения в состоянии кожного покрова являются следствием снижения концентрации гормонов в крови (причина 1-го порядка) и связанным с этим снижением скорости деления базальных клеток эпидермиса (причина 2-го порядка). Причиной 1-го порядка должна заниматься (и занимается) медицина, используя подход, называемый гормональной заместительной терапией. Причина 2-го порядка является объектом внимания косметологов. И вот здесь незаменимым средством для увеличения скорости деления базальных клеток, необходимым для восстановления (регенерации) равновесного процесса формирования эпидермиса, оказываются полезными биологические добавки животного происхождения, содержащие гормоны и гормоноподобные вещества (факторы роста).

Кроме сыворотки крови животных и гемолимфы (гомогената) насекомых [3] к добавкам, обладающим регенерирующим действием, следует отнести сперму (гонады) животных [4, 5], гомогенаты развивающихся эмбрионов [3, 6], "кондиционированные" питательные среды [7] и многие другие продукты животного происхождения (см. табл.8.1)

Таблица 8.1 Использование продуктов животного происхождения, обладающих возможным регенерирующим действием, в косметических препаратах

Использование продуктов животного происхождения, обладающих возможным регенерирующим действием, в косметических препаратах

Рассмотрим более подробно особенности каждого вида регенерирующих добавок.

8.1. Содержание гормонов и гормоноподобных веществ в продуктах животного происхождения

Несмотря на кажущееся обилие экспериментальных данных по определению содержания гормонов и гормоноподобных веществ в различных системах, следует признать, что данный раздел работы может служить только некоторой основой (отправной точкой) для проведения будущих исследований. Это связано, в первую очередь, с тем, что наиболее интересными источниками гормонсодержащего сырья для косметической промышленности являются ткани и биологические жидкости животных, далеко отстоящих от человека по эволюционной лестнице. Основное их преимущество заключается в отсутствии вероятности передачи человеку перекрестных (например, вирусных) болезней.

Следует также иметь в виду, что содержание гормонов в организме животного не является величиной постоянной и зависит от очень многих обстоятельств. Кроме этого нам пришлось столкнуться с тем, что точность измерений и, в этой связи, их интерпретация оказываются в зависимости от использованной методики измерений.

8.1.1. Содержание гормонов в гонадах животных

Мужские гонады (сперма) животных отличаются относительной стабильностью содержания гормонов вне зависимости от вида животного, так как концентрация каждого гормона в большинстве случаев имеет один и тот же порядок величин у разных видов животных. Видовые отличия наблюдаются только для простагландинов (см.табл.8.2).

Общее содержание стероидных гормонов в сперме быка составляет [8] в среднем:

- для андрогенов - 1,15 нг/мл;

- для эстрогенов - 0,89 нг/мл.

Среднее содержание тестостерона в сперме человека составляет 0,72 нг/мл [9] [10] [11]и колеблется в пределах 0,72±0,52 нг/мл [10]. Однако некоторые авторы приводят более низкие цифры: 0,19 нг/мл [13] и 0,097 нг/мл с разбросом от 0,085 до 0,111 нг/мл [13].

Средний уровень дегидроэпиандростерона в сперме человека составляет 4,2 нг/мл [14]. В работе [15] приводится разброс значений от 2,7 до 9,3 нг/мл, характерный для содержания этого гормона в сперме человека, барана, быка, кролика и собаки. Тем не менее, некоторые авторы приводят несколько более низкие цифры для спермы человека - 1,46 нг/мл с разбросом значений от 1,05 до 2,02 нг/мл [16].

Среднее содержание в сперме человека андростендиона по одним данным [12] составляет 0,47 нг/мл, а по другим [16] - 0,24 нг/мл при разбросе от 0,18 до 0,32 нг/мл.

Для дигидротестостерона также наблюдаются различные концентрации в сперме человека - по одним данным 0,95 нг/мл [12], по другим - 0,31 нг/мл при разбросе от 0,23 до 0,41 [16].

Аналогично для прогестерона: по одним данным - 0,26 нг/мл [12], по другим - 0,48 нг/мл при разбросе от 0,41 до 0,56 нг/мл [16].

Среднее содержание оксипрогестерона и 17β-эстрадиола в сперме человека равняется 0,32 нг/мл и 0,036 нг/мл, соответственно [12].

Следует заметить, что если бы не данные по прогестерону, то можно было бы полагать, что между значениями содержания гормонов в сперме, приводимых в работах [12] и [16], существует систематическая ошибка. Так для тестостерона, андростендиона и дигидротестостерона значения, приводимые в работе [12], примерно в 2 - 3 раза являются более высокими по сравнению с данными, приводимыми в работе [16]. Однако для прогестерона наблюдается обратный вариант. Именно поэтому мы не можем объяснить наблюдаемые различия в содержании гормонов в сперме животных наличием определенной систематической ошибки.

Имеются сведения о том, что в сперме человека средний уровень тестостерона глюкоронида составляет 15,5 нг/мл, тестостерон сульфата - 0,55 нг/мл, дегидроэпиандростерон сульфата - 1,6 нг/мл, прегненолон сульфата - 11,9 нг/мл, эстрон сульфата - 0,76 нг/мл и эстрадиол сульфата - 0,43 нг/мл [12]. В целом, приведенные данные для так называемых коньюгированных гормонов соответствуют содержанию в сперме их неконьюгированных аналогов (тестостерон - 0,72 нг/мл, а тестостерон глюкуронид - 15,5 нг/мл и тестостерон сульфат - 0,55 нг/мл и т.д.). Единственным аномальным среди указанных значений является содержание в сперме человека дегидроэпиандростерон сульфата - 381,7 нг/мл, в то время как содержание его неконьюгированного аналога - дегидроэпиандростерона - составляет всего 4,2 нг/мл. Не очень ясно, как относиться к этому факту. Совершенно очевидно, что необходима тщательная проверка указанных величин.

Кроме этого, на наш взгляд, представляется целесообразным оперировать суммарными концентрациями коньюгированных гормонов и их неконьюгированных аналогов, а также учитывать метаболические пути превращений гормонов в организме.

Содержание гонадотропных гормонов в сперме человека варьирует в пределах от 0,4 до 38 нг/мл. Так, содержание фолликулостимулирующего гормона (эстрона) составляет в среднем по одним данным [11] 0,44 нг/мл, а по другим [17] - 1,1±0,5 нг/мл. Лютеинизирующий гормон обнаруживается в сперме человека в количестве 5,5±2,3 нг/мл, хориональный гонадотропин - 5,3±2,5 нг/мл [17], пролактин по данным разных авторов - 18,0 нг/мл [17], 20,6 нг/мл [18], с колебаниями от 8,5 до 38 нг/мл [12]. В работе [19] сообщается о сходных уровнях содержания пролактина в сперме человека и быка.

В сперме различных животных содержатся простагландины Е1, Е2, F и F. Кроме того, у приматов обнаруживают еще и 19-оксипростагландины Е1, Е2, F и F, которые отсутствуют у домашних и лабораторных животных и у крупного рогатого скота [20]. Суммарное содержание простагландинов Е в сперме человека составляет в среднем по данным разных авторов около 70 мкг/мл (67.1 [21], 68.0 [22], 69.4 [23], 72.9 [24], 73.0 [25]; в работе [20] приведено более высокое значение - 85.0 мкг/мл. Диапазон разброса значений по данным разных авторов отличается: от 33 - 145 мкг/мл [26] до 2 - 272 мкг/мл [25]. Более низкие значения обнаружены в сперме быка (0.6 мкг/мл [27] и барана (7.46 мкг/мл при разбросе 1.1 - 23.3 мкг/мл [28]).

Сведения о раздельном содержании простагландинов группы Е приведены в литературе для спермы барана. По данным одних авторов, соотношение Е123 составляет 8:4:1 [28], по другим данным, среднее содержание простагландинов Е1 и Е2 составляет 28,0 и 2,0 мкг/мл, соответственно.

Общее количество простагландинов F в сперме человека составляет в среднем, по данным разных авторов, 2.1 мкг/мл [25], 3.2 мкг/мл [21], 5.0 мкг/мл [20], 6.0 мкг/мл при разбросе 2.7 - 13.4 мкг/мл [26], в сперме кролика - 5.9 мкг/мл [29]. В сперме быка обнаружены более низкие значения - 0.2 мкг/мл [27].

Раздельное содержание простагландинов группы F, по данным литературы, следующее: среднее содержание в сперме барана простагландина F составляет 5.0 мкг/мл, простагландина F - 2.3 мкг/мл [30]. Содержание последнего в сперме человека - 3.65 мкг/мл [24], в сперме быка - 0.17 нг/мл [31]. Метаболиты простагландинов группы F содержатся в сперме быка в пределах 9.5 - 46.0 нг/мл [32].

В сперме содержится инсулин. Его концентрация у человека составляет 45.8±15.1 мкЕД/мл [33].

Исследование тиреотропинрилизинг гормона показало неопределимый уровень этого гормона в сперме человека [34].

Активность ангиотензинпревращающего фермента в сперме человека составляет 335 ед./г белка [35].

8.1.2. Сопоставление содержания гормонов и гормоноподобных веществ в сперме животных и крови человека

Список регенерирующих добавок к косметическим препаратам постоянно пополняется. Поэтому, на наш взгляд, пора ответить на ключевые вопросы, возникающие при рассмотрении косметических композиций нового поколения, обладающих не только питательным, витаминизирующим и антиоксидантным, но и, соответственно, регенерирующим действием.

Так, например, необходимо понять - не окажется ли вредным воздействие гормонов и гормоноподобных веществ на организм? Какие дозы кремовых композиций потребуются для существенного изменения гормонального пула в крови человека?

Среди перечисленных выше регенерирующих добавок к косметическим препаратам наиболее изученной является сперма животных, в составе которой содержатся разнообразные гормоны и гормоноподобные вещества.

Проведем детальное сопоставление содержания такого рода веществ в сперме животных и в крови человека, а также рассчитаем дозу косметического препарата (количество непрерывных обработок), необходимую для увеличения концентрации биологически активного вещества в крови человека на 50%. При этом были приняты во внимание следующие соображения:

- варьирование значений концентраций веществ для одной группы испытуемых (мужчин или женщин) часто превышало принятое нами существенное отклонение (50%) в 5 раз и более;

- количество крови в организме человека принято равным 6000 мл (первая ступень разбавления препарата);

- в качестве максимальной принимаем концентрацию спермы в кремах, равную 5%, в то время как количество спермы в косметических композициях усиленного действия (для возраста 40-45 лет и старше) может составлять 3%, в обычных профилактических кремах (для возраста 30-35 лет и старше) - менее 1%;

- максимальное количество наносимого за один прием крема не превышает величину 5 г (обычно 0,5 - 1 г);

- допускаем, что биологически активные вещества, содержащиеся в косметической композиции, преодолевают трансдермальный барьер и полностью попадают в кровь (хотя это абсолютно не очевидно).

В представленной таблице 8.2 приведены литературные данные по максимальному содержанию гормонов и гормоноподобных веществ в сперме животных (усредненные данные, так как состав гормонов в сперме различных видов животных сходен, а концентрация каждого гормона имеет один и тот же порядок величин [8]) и в крови человека [9]. Приводятся также результаты расчетов количества последовательных обработок кожи (N50), необходимых для увеличения содержания гормонов в крови человека на 50% по отношению к среднему значению, по формулам:

где ΔСK - увеличение концентрации гормонов в крови после одной обработки кожи кремом в количестве 5 мл, содержащим 5% спермы животных (доля - 0,05).

Таблица 8.2 Сопоставление содержания гормонов и гормоноподобных веществ в сперме животных, в крови человека и оценка возможного влияния на кровь кремовых композиций, содержащих сперму животных

Сопоставление содержания гормонов и гормоноподобных веществ в сперме животных, в крови человека и оценка возможного влияния на кровь кремовых композиций, содержащих сперму животных

*) Средние значения.

**) При расчете N50 использовали величину, уменьшенную в два раза.

Представленные в таблице данные свидетельствуют о том, что только концентрация свободного тестостерона в сыворотке крови женщин требует ограничения использования косметических препаратов, содержащих 5% спермы животных, до 196 непрерывных нанесений. При этом следует учитывать то обстоятельство, что содержание общего тестостерона в сыворотке крови женщин более чем в 200 раз выше содержания свободного гормона. Это дает основание полагать, что концентрация свободного тестостерона вряд ли может служить лимитирующим фактором для определения продолжительности непрерывного применения косметических композиций, приготовленных с добавлением спермы животных.

Другое значение последовательных непрерывных нанесений крема, содержащего 5% спермы животных, которое могло бы служить ориентиром для ограничений, относится к общему содержанию эстрогенов в сыворотке крови женщин в период менопаузы (оценочно N50≈270). Эта величина может повысить уровень эстрогенов на 50%. Однако, если учитывать содержание гормонов в детородный период и, тем более, в состоянии беременности, то для достижения 50%-ных изменений требуется увеличить этот расчетный параметр в десятки и даже в тысячи раз. Более того, в соответствии с практикой гормональной заместительной терапии (см., например, [14]), можно полагать, что достигаемое за счет использования крема в период менопаузы увеличение концентрации эстрогенов в крови будет иметь положительный эффект не только на кожу, но и на внутренние органы женщин.

Во всех остальных случаях проведённое нами сопоставление содержания ряда гормонов и гормоноподобных веществ в сперме животных и в сыворотке крови человека свидетельствует о возможности использования такого рода препаратов в течение года и более, включая и периоды беременности женщин. У нас нет сомнений и в том, что регенерирующие косметические композиции, включающие сперму животных, будут оказывать благоприятное воздействие на один из самых важных процессов, отражающийся на состоянии человеческой кожи - равновесный процесс формирования эпидермиса (см. выше).

Естественно, следует помнить о том, что гормональный пул сыворотки крови человека и в сперме животных не ограничивается представленными в таблице соединениями. Однако, к сожалению, мы не обнаружили в литературе данных по содержанию других гормонов, присутствующих и в сыворотке крови человека, и в сперме животных для попарного сопоставления.

Как уже отмечалось выше, кроме женских и мужских гонад (сперма, молоки и икра) животных в качестве биологически активной составляющей косметических препаратов используются сыворотка крови и гемолимфа насекомых, гомогенаты развивающихся эмбрионов и "кондиционированные" питательные среды. Если принимать во внимание способность подобных добавок к регенерации клеточных систем кожи, то, с определенной долей вероятности, к ним следует отнести и экстракты различных органов животных. Кроме этого у нас есть основания считать, что любой продукт животного происхождения в той или иной степени содержит вещества, стимулирующие клеточное деление (регенерацию кожи).

Учитывая предложенную классификацию (см. табл.8.1), рассмотрим имеющиеся в литературе данные об использовании других продуктов животного происхождения в косметологии.

8.1.3. Гонады гидробионтов в качестве биологически активных добавок к косметическим препаратам

Как уже отмечалось ранее, незаменимым средством для увеличения скорости деления базальных клеток, необходимого для восстановления (регенерации) равновесного процесса формирования эпидермиса, являются биологически активные добавки животного происхождения, содержащие гормоны и гормоноподобные вещества (факторы роста). К таким добавкам относятся гонады морских животных (гидробионтов), например, гонады морских беспозвоночных и рыб.

Для оценки целесообразности применения гонад гидробионтов в качестве биологически активных добавок к регенерирующим косметическим композициям был проведен спектрофотометрический анализ содержания гормонов в гонадах мидий (Mytilus trossullus), серых морских ежей (Strongylocentrotus intermedius), чёрных морских ежей (Strongylocentrotus nudus), морского гребешка (Pationopecten yessoenis), букцинум баяна (Buccinum bayani), дальневосточной нептунеи (Neptunea conctricta), икре кальмара Бартрама, краба камчатского (Paralithodes camstchatica), минтая и лосося, молоках минтая и лосося (см.табл.8.3)*).

Таблица 8.3 Сопоставление содержания эстрогенов и андрогенов в гонадах некоторых гдиробионтов с их содержанием в крови человека

Сопоставление содержания эстрогенов и андрогенов в гонадах некоторых гдиробионтов с их содержанием в крови человека

Для того, чтобы оценить возможное влияние гормонов, вводимых с гонадами гидробионтов в организм человека предлагается использовать расчетную величину N50 (см. формулы 1 и 2 и п.8.1), соответствующую количеству непрерывных последовательных обработок кожи косметическим средством, содержащим гормоны, необходимых для увеличения содержания соответствующих гормонов в крови человека на 50% по отношению к среднему значению.

При этом были приняты во внимание следующие соображения:

- варьирование значений концентраций гормонов для мужчин и женщин сопоставимо с принятым нами существенным отклонением (50%);

- количество крови в организме принято равным 6000 мл;

- в качестве рабочей принимаем концентрацию гонад в кремовой композиции, равную 1%;

- максимальное количество наносимого крема за один приём не превышает 2 мл;

- допускается, что биологически активные вещества (гормоны), содержащиеся в косметическом препарате, преодолевают трансэпидермальный барьер и полностью попадают в кровь.

Причем, ΔСK- величина, характеризующая повышение концентрации гормонов в крови после одной обработки кожи, рассчитывается для концентрации гонад в препарате (Cгон) равной 1% и при количестве наносимого крема - 2 мл.

Результаты расчётов , приведённые в табл. 8.4, характеризуют относительную безопасность кремовых композиций, содержащих гонады гидробионтов в количестве 1%. Так, для того, чтобы на 50% увеличить содержание андрогенов в крови мужчин необходимо непрерывно от 16053 до 381250 раз наносить на кожу кремовые композиции, содержащие гонады гидробионтов.

Таблица 8.4 Оценка возможного влияния на содержание гормонов в крови человека кремовых композиций, содержащих гонады гидробионтов

Оценка возможного влияния на содержание гормонов в крови человека кремовых композиций, содержащих гонады гидробионтов

В отличие от этого для эстрогенов величины , относящиеся к женщинам, варьируют всего от 24 до 217 и поэтому именно содержание эстрогенов в гонадах гидробионтов может ограничивать их применение в качестве биологически активных добавок к косметическим композициям.

На наш взгляд, определённый интерес представляет сопоставление концентраций эстрогенов и андрогенов в предлагаемом сырьевом материале (гонады гидробионтов) с концентрациями гормонов, которые используются в косметической практике.

Известно несколько случаев прямого введения эстрогенов и андрогенов в составы косметических композиций. Так, в кремовых композициях, предназначенных "для предотвращения вялости кожи", "против морщин" и "для восстановления блеска старой кожи", используется натриевая соль дегидро-эпи-андростеронсульфата в концентрации от 300 до 1000 мкг/г. В соответствии с приведёнными выше рассуждениями, указанные концентрации гормона являются аномально высокими, так как, подставляя их в формулу (1) вместо произведения (Сгон·0.01) и используя полученные значения ΔСK для оценки величины N50 по формуле (2), получаем, что для повышения на 50% содержания андрогенов в крови мужчин требуется от 0,9 до 3 последовательных обработок кожи, в то время как у женщин для этого требуется значительно менее одной обработки (N50=0.01-0.05). В свою очередь, в композиции "для восстановления блеска старой кожи" [38], а также в косметическом составе [39] используется эстрадиол в концентрации от 10 до 50 мкг/г. Аналогичные расчёты свидетельствуют о том, что величина N50 для мужчин составляет от 0,03 до 0,16, а для женщин - от 0,01 до 0,07.

Таким образом, приведённые данные позволяют предположить, что используемые в работах [38] и [39] концентрации эстрогенов и андрогенов превышают допустимый уровень более чем в 100 раз. Следует также подчеркнуть, что используемые в косметических средствах концентрации гормонов превышают более чем в десять тысяч раз их суточные лечебные дозы (в пересчёте на 1 мл лимфы и плазмы крови).

Можно полагать, что именно первоначальное и последующее применение аномально высоких (пиковых) концентраций гормонов послужило основанием для запрета на использование эстрогенов, андрогенов и прогестогенов в качестве биологически активных ингредиентов косметических композиций.

В соответствии с теорией мягких косметологических воздействий с учётом проведённых исследований содержания эстрогенов и андрогенов в гонадах гидробионтов можно рекомендовать использование в качестве новых сырьевых ресурсов для косметологии мужские и женские гонады мидий (например, Mytilus trossulus), серых морских ежей (Strongylocentrotus intermedius), черных морских ежей (Strongylocentrotus nudus), морского гребешка (Pationopecten yessoenis), букцинум баяна (Buccinum bayani), дальневосточной нептунеи (Neptunea conctricta), икру кальмара Бартрама, краба камчатского (Paralithodes camstchatica), минтая и лососевых, молоки минтая и лососевых в количествах до 1-2% для повседневного использования в возрасте старше 30-35 лет и до 8-10% для профессиональных косметических препаратов (применение с частотой один раз в 7-15 дней).

Следует подчеркнуть важное обстоятельство, связанное с опасностью переноса некоторых заболеваний от донора спермы на потребителя косметики через поврежденные кожные покровы. Сперма животных не может быть очищена, например, от вирусных частиц, без существенной потери ее качества. Поэтому производители косметических средств обязаны проводить аттестацию спермы на отсутствие многочисленных вирусов и бактерий или брать в качестве доноров спермы заведомо здоровых животных с учетом возможных инкубационных периодов развития инфекций. Это накладывает также определенные требования на содержание животных-доноров. С учетом вышеизложенного привлекательным выглядит способ снижения вероятности перекрестных заболеваний (животное - человек) за счет использования животных-доноров спермы, далеко отстоящих от человека по эволюционной лестнице. Действительно, серые морские ежи (Strongylocentrotus intermedius), гонады которых (женские и мужские) используются в качестве пищевого продукта, не имеют в среде обитания возбудителей болезней, опасных для человека. Поэтому с высокой долей вероятности можно полагать, что сперма (гонады) морских беспозвоночных является оптимальной добавкой к регенерирующим кремовым композициям.

Естественно, следует помнить о механизме действия регенерирующих косметических препаратов (см. выше), способствующих увеличению скорости деления клеточных систем кожи. Поэтому чрезвычайно важным является обязательное возрастное ограничение их применения. Нецелесообразно, например, использование рассмотренных регенерирующих косметических средств лицами до 30-35 лет для повседневной профилактической обработки кожи. Однако, опытный косметолог может преодолеть это ограничение, ориентируясь на состояние кожи и наблюдая за результатами обработки, используя эти средства в качестве кратковременных масок. На наш взгляд, абсолютно нецелесообразным (или даже вредным) является использование регенерирующих косметических препаратов для лиц моложе 20-25 лет, так как у этого возраста совершенно иные (противоположные) проблемы с кожей (см. гл. 6).

Таким образом, косметология сделала определенный шаг по расширению сырьевой базы, включающий использование биологически активных добавок типа спермы животных к косметическим препаратам. Особенно важным является применение подобных средств после 30-35 лет, когда старение кожи ускоряет свое незаметное (на более ранних этапах) течение

Вместе с тем, на наш взгляд, абсолютно нереальным является бытующее мнение о возможности реализации процесса омоложения. Вряд ли можно повернуть биологические процессы вспять. Философский камень не найден и найден не будет. Единственно реальной и, по-видимому, достижимой задачей косметологии является сохранение состояния кожи человека на достигнутом уровне развития (старения) как можно более длительное время. Этот вывод относится и к рассмотренным в данной работе препаратам, включающим сперму животных. Мы полагаем, что для возраста "после 30-35 лет" справиться с этой задачей, проводя только очистку, используя витаминизирующие добавки, подпитку и повышая антиоксидантную защиту, практически невозможно.

Другим вариантом реализации процесса регенерации кожи является стимуляция деятельности клеток Лангерганса. Эти иммунокомпетентные клеточные образования, которые обычно находятся в состоянии покоя, в определенных условиях под влиянием некоторых веществ активируют свою деятельность, выбрасывая в межклеточное пространство соединения, способные ускорять клеточное деление (простагландины, факторы роста и т.п.)

Мы в дальнейшем еще будем касаться вопросов местных иммунных проявлений.

8.2. Другие биологические жидкости

Этот "блок" биологически активных добавок, обладающих регенерирующим действием, мы специально отделили от гонад животных. Хотя, несомненно, понимаем явную условность такого деления.

Сыворотка крови животных, так же как сыворотка крови человека (см. табл.8.2), является источником гормонов и гормоноподобных веществ, обладающих способностью стимулировать клеточный рост. В этом смысле, использование сыворотки крови в составах регенерирующих кремовых композиций вполне оправдано.

В отношении молока и молочных продуктов (кроме молока в качестве добавок к косметическим препаратам используются сливки, простокваша, творог, йогурты, молочная сыворотка и молозиво) со всей очевидностью можно утверждать, что в их составах содержатся кортикостероиды (дексаметазон, бетаметазон, флуметазон, триамцинолон, преднизотон, преднизолон, метилпреднизолон, флюдрокортизон, беклометазон) [40], прогестерон [41], паратироидные гормоны [42], эстрадиол-17-бета [43], соматостатин [44]. Что касается молозива, то отмечается способность молока, полученного через 8 часов после рождения теленка, эффективно поддерживать пролиферацию эпителиальных клеток в культуре [45].

Маточное молочко пчел (апилак) служит для питания личинок пчел, которые в течение нескольких дней увеличиваются (по весу) в тысячи раз. Вне всякого сомнения, в молочке пчелиной матки содержится все необходимое для стимуляции клеточного роста.

8.3. Развивающиеся эмбрионы животных, экстракты из эмбрионов и клеточные системы

Из клеточной биотехнологии известно, что любая клеточная система, помещенная в питательную среду, содержащую факторы роста, развивается в соответствии с закономерностью, которая описывается в S-образной кривой А (см. рис.8.1)

Кривая А характеризуется тремя фазами роста. Начальная лаг-фаза соответствует состоянию "переживания" - подработки свежей питательной среды. Обычно ее продолжительность составляет около 20-30 часов.

Рисунок 8.1 Схема развития клеточной культуры в зависимости от времени

Схема развития клеточной культуры в зависимости от времени

где N - количество клеток в 1 мл питательной среды.

Следующий участок кривой, называемый лог-фазой, характеризуется быстрым делением клеток и приводит к увеличению клеточной массы. Лог-фаза - это фаза логарифмического деления клеток. Последний участок кривой - фаза стационарного состояния. Ее можно рассматривать как состояние, в котором питательная среда исчерпала свои ресурсы (хотя бы по одному из питательных компонентов). Это состояние можно также описать следующим образом - на каждую вновь образовавшуюся клетку приходится одна клетка, прекратившая свое существование.

Оказывается, если отделить питательную среду от клеток в фазе логарифмического роста и поместить в нее новые клетки, то их развитие будет описываться кривой Б, характеризующейся практически полным отсутствием лаг-фазы - клетки сразу после посева входят в логарифмическую фазу роста. Такие питательные среды называются "кондиционированными". Практически они используется при культивировании очень "деликатных" клеточных линий и в процессе создания клеточных клонов. Более того, известно также, что существует обратная зависимость между величиной посадочной концентрации клеток и продолжительностью лаг-фазы. Причем, чем ниже посадочная концентрация клеток, тем выше продолжительность лаг-фазы.

Эти данные легко объясняются тем, что клетки, помещенные в свежую питательную среду, как бы "подрабатывают" ее состав для реализации интенсивного клеточного роста. Когда клеток мало (низкая посадочная концентрация), процесс "подработки" идет медленно, и наоборот. Фактически речь идет о выделении в питательную среду специальных веществ, называемых факторами роста, а также гормонов и гормоноподобных соединений. В стадии логарифмического роста идет интенсивный выброс в питательную среду подобных веществ. Клетки, как бы, "подстегивают" друг друга, ускоряя деление. Именно потому, что кондиционированная питательная среда содержит высокую концентрацию факторов роста, клетки, посеянные в нее, не подрабатывают среду, а сразу начинают интенсивное деление.

Показано также [46], что эндотелиальные клетки секретируют в питательную среду полипептидные митогены, которые могут стимулировать деление не только эндотелиальных клеток, но и клеток мышц, а также клеток фибробластов.

Учитывая то обстоятельство, что в большинстве случаев факторы роста (и тем более гормоны) не проявляют строгой тканевой и видовой специфичности, кондиционированные клетками питательные среды могут использоваться для стимулирования деления многих клеточных культур, и именно этим объясняется возможность их использования в косметологии.

Развивающиеся эмбрионы любых животных являются клеточными системами, находящимися в стадии логарифмического роста. Поэтому использование их гомогенатов или экстрактов из эмбрионов целесообразно при разработке регенерирующих косметических композиций. Эти источники сырья для косметических средств идеологически (по смыслу) приближаются к "нашумевшим" в последнее время стволовым клеткам.

8.4. Экстракты иных тканей

Во всех представленных в табл. 8.1 случаях использования в косметологии экстрактов тканей животного происхождения речь может также идти о наличии гормонов, гормоноподобных веществ и факторов роста.

Обращают на себя внимание попытки разработчиков декларативно заявлять об отсутствии гормонов в такого рода препаратах.

Фирма "Gernetic" (Франция), специализирующаяся на выпуске профессиональной косметики, использует экстракты из эмбриональных тканей и определенных тканей молодых животных, находящихся в фазе интенсивного роста. В рекламном буклете фирмы пишется о том, что залогом эффективности их продукции служит воздействие на патогенез косметологических проблем, а также гомологичность биохимического состава тканей млекопитающих и человека при полном отсутствии гормональной активности! Здесь использовано новое понятие "патогенез косметологических проблем" вместо "механизмы старения кожи", говорится также о гомологичности биохимических составов тканей животных и человека, но при полном отсутствии гормонов. Значит ли это, что, с одной стороны, в экстрактах присутствуют все биохимические компоненты тканей (для соблюдения гомологичности), кроме гормонов. А если, действительно, разработчикам этих препаратов удалось в процессе экстракции избавиться от гормонов и гормоноподобных веществ, содержащихся в обязательном порядке в эмбрионах и в тканях развивающихся животных, то каким образом удается воздействовать (словами авторов буклета) на патогенез одной из важнейших косметологических проблем - снижение скорости деления клеток базального слоя эпидермиса? Возникают вопросы к "округлённому" наукообразному тексту. К сожалению, ответа на них мы получить не смогли и вряд ли сможем. Скорее всего этот наукообразный "туман" является блефом в угоду сертифицирующим органам. Но бывают и иные случаи, когда разработчики вольно или невольно проговариваются.

Так, например, утверждается, что в эмульсии плаценты человека, используемой для серии препаратов "Плацентоль" также отсутствуют гормоны. Однако из описания технологии получения эмульсии, предусматривающей сверхвысокие давления, микрогидроудары ультразвуковых частот и ультраскоростную сепарацию, это утверждение выглядит неубедительно. Вряд ли такого рода обработка приведет к разрушению или отделению большинства гормонов при сохранении белков, пептидов, витаминов, аминокислот, нуклеиновых кислот. Тем более, что в описании химического состава эмульсии плаценты приводится содержание такого гормона как прогестерон в количестве 0,016%. Следует заметить, что отмеченное авторами присутствие прогестерона явно противоречит их предыдущему утверждению об отсутствии гормонов в эмульсии плаценты.

Причины такого "дистанционирования" от гормонов и гормоноподобных веществ лежат в правовой области, связанной с процедурой сертификации косметических средств, на которой мы остановимся в дальнейшем.

Что же касается приведенного абсолютного значения содержания прогестерона в эмульсии плаценты (0,016%), то оно превышает более чем в 10000 раз его содержание в сыворотке крови человека (см. табл.8.2). Поэтому использование такого препарата в косметических композициях в количестве 40% (определено авторами) может приводить к существенному изменению уровня прогестерона в крови.

Для оценки этого эффекта воспользуемся разработанным нами определением величины N50 (см. выше), характеризующей количество непрерывно наносимых порций косметического средства (5 мл), необходимых для повышения уровня прогестерона в крови на 50%. Тогда, принимая количество крови в организме человека за 6000 мл, находим величину ΔСK, соответствующую увеличению концентрации прогестерона после единичного нанесения крема, в котором присутствует эмульсия плаценты в 40% концентрации:

где величина 1,6·105нг/мл соответствует концентрации прогестерона в эмульсии плаценты (0,016%). Из этого следует, что количество последовательных обработок кожи (N50), необходимых для увеличения содержания прогестерона в крови на 50%, оказывается значительно меньшим единицы.

Приведенные расчетные цифры означают, что при наличии полной проницаемости кожи для прогестерона, присутствующего в косметическом средстве, содержащем "Плацентоль" в количестве 40%, для мужчин достаточно нанести на кожу 0,004 мл (4 мкл) крема, чтобы повысить уровень гормона в крови на 50%. Для женщин с максимальным содержанием прогестерона в крови для достижения подобного результата достаточно нанести 0,6 мл крема. Однако, в зависимости от состояния организма женщины, эта величина может снижаться до 0,4 мкл - количество мало осязаемое.

Таким образом, с одной стороны, "Плацентоль" вроде бы не содержит гормонов, а с другой стороны, содержит прогестерон в огромных, по сравнению с биологическими жидкостями, количествах. По-видимому, мы имеем дело с очередным парадоксом, который, однако, вряд ли имеет какое-нибудь отношение непосредственно к теории мягких косметологических воздействий.

Тем не менее, приведенные данные и результаты расчетов наводят на мысль о необходимости установления предельно допустимых концентраций гормонов и гормоноподобных веществ в косметологической практике.

8.5. Другие продукты животного происхождения

Из приведенного в табл.8.1 перечня (VI) других продуктов животного происхождения, применяемых в производстве косметических средств, можно безошибочно выделить первичные продукты (без существенной переработки) в составах которых могут находиться регенерирующие компоненты. К таким продуктам относятся мед пчелиный, яичные желтки и белки и птичьи яйца. Нельзя исключить того, что животные жиры также могут содержать примеси веществ, ускоряющих клеточное деление. Однако, несмотря на широкое использование таких жиров в народной медицине, информация о наличии в их составах регенерирующих компонентов отсутствует.

Разумно также предположить, что желатин и белковые гидролизаты могут содержать низкомолекулярные пептиды, способные регулировать клеточный рост (см.п.7.2.1).

К сожалению, наши знания о составах белковых гидролизатов на предмет содержания пептидов - регуляторов клеточного роста в значительной степени ограничены.

8.6. Возможный подход к определению предельно-допустимых концентраций гормонов и гормоноподобных веществ в косметических композициях

Как уже отмечалось выше, некоторые фирмы, использующие в косметических композициях вещества животного происхождения, стараются откреститься от возможного присутствия гормонов.

Это связано с тем, что в Европейских странах в соответствии с Основной инструкцией №76/768/ЕЭС от 27.07.76 (Приложение II) и Инструкцией №93/768/ЕЭС от 14.06.93 имеется список веществ, запрещенных к использованию в косметических средствах. В этом списке, состоящем из 412 наименований, присутствуют: "Вещества с андрогенным эффектом", "Прогестогены" и "Эстрогены". В Российской Федерации Постановлением Главного государственного врача №26 от 20.11.97 утверждены "Гигиенические требования к производству и безопасности парфюмерно-косметической продукции" - Санитарные правила и нормы (СанПин 1.2.681-97), в которых в виде приложения №5 приводится "Список веществ, которые не должны входить в состав косметических продуктов", аналогичный Списку, принятому в ЕЭС. Что же тут удивительного? Повторим список - и повторили! Однако парадокс заключается в том, что "вещества" с андрогенным эффектом, прогестогены и эстрогены, циркулирующие в определенных концентрациях в крови человека и широко распространенные в животном мире, поставлены в один ряд (список) с трихлоруксусной кислотой (в природе отсутствует), бензидином (канцероген, в природе отсутствует), трихлорнитрометаном (хлорпикрин), нитрозоаминами (сильнейшие мутагены) и т.д., и т.п. Мы полагаем, что можем обозначить этот парадокс как парадокс бездумного копирования.

Попробуем разобраться в этом вопросе.

На наш взгляд, совершенно очевидным является утверждение о том, что влияние любой биологической субстанции на организм и любую клеточную систему в зависимости от концентрации должно описываться "куполообразной" кривой. Ранее мы это отчетливо продемонстрировали на примере влияния аминокислот, солей, глюкозы, витаминов на клетки ЛЭЧ. Следует заметить, что такого рода зависимость является фундаментальным законом, который подтверждался тысячи и тысячи раз на различных веществах, клеточных системах и организмах. Из этого следует, что превышение предельно допустимых концентраций биологически активных веществ в обязательном порядке будет приводить к ухудшению состояния или даже к гибели клеточной системы. Поэтому очень важным является использование безопасных интервалов концентраций. А для этого они должны быть известны.

В случае с гормонами и гормоноподобными веществами ситуация осложняется тем обстоятельством, что между воздействиями отдельных веществ на уровне организма имеются дополнительные связи. Так андрогены могут контролировать проявления, связанные с изменением концентрации эстрогенов и наоборот. То есть в организме концентрации гормонов "взаимосвязаны", и любое увеличение концентрации одного из гормонов может отрицательно отразиться на функционировании клеточных систем организма.

Все это так, но человечество и животный мир существуют, клетки организма и кожи в том числе, омываются межклеточной жидкостью, состоящей из лимфы и плазмы крови, в которой в определенных концентрациях и в определенных соотношениях содержатся гормоны и гормоноподобные вещества. Из этого следует, что все возможные отклонения от нормы будут наблюдаться только при изменении их биологических концентраций и, возможно, соотношений.

Вспомним, например, приводимые ранее данные о том, что суммарное количество эстрогенов в крови женщин в период менопаузы снижается по сравнению с нормой примерно в 13 раз, 17β-эстрадиола - в 8 раз, а дегидроэпиандростерона - ориентировочно в 5 раз. В то же время, содержание лютеинизирующего гормона практически не меняется, а количество фолликулостимулирующего гормона даже несколько повышается. Таким образом, переход к менопаузе сопровождается как изменением концентраций индивидуальных гормонов, так и нарушением их соотношений. Это не может не отразиться на состоянии организма в целом и, естественно, на состоянии кожи. Так, в работе [47] были описаны эксперименты, в которых участвовало около четырех тысяч женщин в возрасте старше 40 лет. Результаты свидетельствовали о том, что "кожа женщин, которые регулярно принимают эстрогены, оказалась менее сухой и имела примерно на 25-30% меньше морщин по сравнению с кожей тех, кто никогда не принимал эстрогены". Утверждается, что снижение уровня эстрогенов вызывает снижение синтеза коллагена, приводит к истончению и уменьшению эластичности кожи*).

Большинство косметологов это прекрасно понимают. Однако наши люди (и косметологи, и некоторые эксперты, и официальные лица в Минздраве РФ в том числе) настолько напуганы гормонами, что предлагают использовать фитогормоны, выделяемые из растений, но только не вещества животного происхождения.

На чем основывается это точка зрения? Во-первых, она базируется на целом ряде наблюдений, свидетельствующих о наличии побочных эффектов в случаях использования синтетических эстрогенных препаратов, которые, тем не менее, никогда не проявлялись при накожном применении. Так, утверждается [48], что эстрогены хорошо проникают через кожу, но в отличие от гормонов, введенных орально, не вызывают побочных реакций. Однако, несмотря на существование гормонсодержащих препаратов, безопасность которых подтверждена многочисленными исследованиями, а также, несмотря на наличие "омолаживающего" эффекта, многие женщины не готовы пользоваться гормональными кремами. Но самое интересное, что наличие запрета на использование андрогенов, эстрогенов, прогестогенов в косметических средствах (СанПиН 1.2.681-97, Приложение 5), по-видимому, продиктовано аналогичными (скорее "бытовыми", чем научными) причинами. Во-вторых, в косметологии широкое распространение получила точка зрения о практической безопасности так называемых фитогормонов - гормонов растительного происхождения. В последующих разделах мы обязательно рассмотрим доводы "за" и "против" растительных добавок к косметическим препаратам. А сейчас остановимся только на обсуждении особенностей действия фитогормонов в сравнении с гормонами животного происхождения. В настоящее время известно более 20 соединений, выделяемых из растений, которые в организме человека и животных действуют подобно эндогенным гормонам. Часто их объединяют в одну группу под названием "фитоэстрогены", хотя это не совсем оправдано. К фитоэстрогенам относят флавоны, флавононы, изофлавоны (флавоноиды), куместаны, лигнаны и халконы. Далее хочется процитировать авторов работы [48], которые формулируют следующую точку зрения: "единственное, что их объединяет - это способность активировать специфические рецепторы на мембранах клеток. Лиганд и рецептор подходят друг к другу как ключ к замку, поэтому никакая другая молекула не может активировать рецептор. И все же фитоэстрогены как-то обманывают рецептор и заставляют клетку реагировать так же, как если бы они были настоящими эстрогенами". Ну, что же этому удивляться - существуют же различные "отмычки" к замкам, имеющие мало общего с исходным ключом. Цитируем далее: "Многие фитоэстрогены отличаются от натуральных гормонов только временем взаимодействия, которого может быть недостаточно для достижения результата. И все же при многократном взаимодействии рецептор сможет прочитать послание и ответить на него. Очевидно, поэтому активность фитоэстрогенов в сотни и тысячи раз может быть ниже, чем активность эндогенных гормонов, но их концентрация в плазме крови человека может в 5000 раз превышать содержание натуральных гормонов".

Таким образом, речь идет о том, что основные различия между эндогенными гормонами животных и человека и фитогормонами заключается в меньшей активности последних и в возможности повышения их концентрации в крови для компенсации этого недостатка (или, наоборот, достоинства). А в целом они повышают активность фибробластов и стимулируют деление клеток базального слоя эпидермиса. В этой связи следует подчеркнуть, что в литературе отсутствуют какие-либо сведения, свидетельствующие об особом, уникальном действии фитогормонов на организм животных и человека. Если не принимать во внимание, что почти все они обладают антиоксидантной активностью, а некоторые проявляют бактерицидные и фунгицидные свойства (с этим следует тщательно разбираться, а иначе как быть с повышением скорости клеточного деления), то их пониженная гормональная активность и, по-видимому, связанная с этим обстоятельством возможность достижения повышенных концентраций в крови является единственным отличием и возможным преимуществом фитогормонов по сравнению с эндогенными гормонами, содержащимися в крови животных.

Из вышеизложенного следует, что напуганные побочными эффектами синтетических гормонов, вводимых в организм человека в высоких дозах и одновременным существенным изменением соотношений индивидуальных соединений в гормональном пуле организма, косметологи, эксперты и официальные лица формулируют запреты, на наш взгляд, блокирующие развитие существенного раздела косметологии, основанной на использовании биологически активных субстанций животного происхождения. Более того, если строго соблюдать эти запреты, то мы должны будем отказаться от использования в косметических препаратах молока и молочных продуктов, гонад морских животных (икра и молоки), используемых испокон веков человечеством в качестве пищевых продуктов, от маточного молочка пчел и т.п. Это действительно парадокс бездумного копирования (или "как бы чего не вышло"), доведенный до абсурда. Ведь осталось сделать последний шаг - запретить функционирование человеческого организма из-за того, что в крови содержатся и вещества с андрогенным эффектом, и прогестероны, и эстрогены.

К абсолютно курьезному обстоятельству следует отнести результаты простого расчета, основанного на различии эффективности действия фитоэстрогенов (растительных гормонов) по сравнению с эндогенными гормонами животного происхождения. Рассмотрим ситуацию, когда мы скушали одну ложку красной или черной икры (примерно 20 г), содержащей определенное количество гормонов и гормоноподобных веществ. Допустим даже, что концентрация фитогормонов в растениях сопоставима с концентрацией гормонов в икре (обычно всегда значительно ниже). Тогда, учитывая только более низкую активность фитогормонов (примерно в 5000 раз), чтобы достичь эффекта, аналогичного действию на организм всего 20 г продукта животного происхождения, необходимо будет проглотить 100 кг растительного сырья или даже больше. Это же целый стог сена! Здесь есть над чем подумать, в том числе и приверженцам вегетарианского питания.

Теперь вернемся к регенерирующим добавкам и косметическим препаратам, содержащим гормоны и гормоноподобные вещества животного происхождения, и сформулируем условия их безопасного использования.

8.7. Условия безопасного использования регенерирующих добавок к косметическим препаратам

В соответствии с теорией мягких косметологических воздействий, основной задачей которой является поддержание состояния кожи человека максимально длительное время без существенных изменений, связанных с протеканием процессов старения, одним из главных объектов воздействия компонентов косметических средств является базальный слой клеток эпидермиса. Скорость деления этих клеток, определяющая параметры динамического равновесия формирования эпидермиса, зависит в первую очередь от состава межклеточной жидкости и ее способности поставлять клеткам базального слоя питательные компоненты, включая гормоны и гормоноподобные вещества, и уносить в лимфатическую и кровеносную системы организма продукты клеточного метаболизма. В соответствии с этим, для косметологов было бы абсолютно безрассудным ставить перед собой задачи введения в организм через кожу веществ, например, способствующих омоложению организма, повышению работоспособности и потенции. Это такой же безрассудный шаг, как и витаминизация организма, посредством нанесения на кожу косметологических препаратов (см. п.7.1)

Для нас чрезвычайно важным является то обстоятельство, как реагируют клеточные системы кожи на присутствие гормонов и гормоноподобных веществ. В табл.8.3 приведены данные о концентрациях гормонов и гормоноподобных веществ, способствующих делению разнообразных клеточных систем. К сожалению, информация о влиянии гормонов и гормоноподобных веществ на клеточные системы кожи явно недостаточна. Однако, даже на основании приведенных данных, можно сделать вывод о том, что концентрации инсулина, трансферина, дексаметазона, глюкагона, требуемые для реализации клеточного деления, не превышают 10 мкг/мл, для гидрокортизона (альдостерона) эта концентрация соответствует 10,7-35,7 мкг/мл, а для фактора роста эпидермиса она не превышает 0,1 мкг/мл. Аномально высокую концентрацию эндотелиального фактора роста можно объяснить недостаточной чистотой продукта.

В отличие от этого лечебная суточная доза инсулина (при лечении диабета) варьирует от 0,4 до 1,2 мг/сутки, гидрокортизона - до 16,7 мг/сутки, гонадотропина - до 75 мг/сутки или (в пересчёте на 1 мл крови) от 66,6 до 200 мкг/мл, - до 2,78·103 мкг/мл и до 12,5·103 мкг/мл, соответственно. Таким образом, различия между дозой, стимулирующей клеточный рост, и лечебными дозами могут превышать величину 103 раз. С другой стороны, приведенные в табл. 8.5 данные оказываются более близкими к содержанию гормонов и гормоноподобных веществ в крови человека.(ср. с табл.8.2)

Таблица 8.5 Перечень гормонов и гормоноподобных веществ, используемых для поддержания роста клеточных систем

Перечень гормонов и гормоноподобных веществ, используемых для поддержания роста клеточных систем

Несомненный интерес представляют данные о величинах концентраций гормонов и их аналогов, включаемых в косметические композиции. Из данных, приведённых в табл.8.6, следует, что косметологи используют концентрации гормонов, в десятки и тысячи раз превышающие концентрации, необходимые для поддержания роста клеточных систем и, конечно, они абсолютно не заботятся о возможном изменении соотношений гормонов при введении в косметические препараты одного или нескольких представителей этого класса биологически активных веществ.

Таблица 8.6 Содержание гормонов и гормоноподобных веществ в косметических препаратах

Содержание гормонов и гормоноподобных веществ в косметических препаратах

*) При расчете N50 использовалось среднее содержание гормонов в крови человека:

- для дегидроэпиандростеронсульфата натрия - суммарная концентрация андрогенов (0,61 мкг/мл - для мужчин и 2,41·10-3 мкг/мл - для женщин);

- для эстрона, эстрадиола и этинилэстрадиола - суммрная концентрация эстрогенов (1,05·10-3 мкг/мл - для мужчин и 0,435·10-3 мкг/мл - для женщин);

- для ацетата прегненолона и ацетомепрегенола - концентрация прогестерона (0,21·10-3 мкг/мл - для мужчин и 0,46·10-3 мкг/мл - для женщин в фолликулярной фазе цикла).

**) Превышение концентрации гормона в кремах, предназначенных для повседневного использования (365 дней в году), рассчитывалось по следующей формуле:

, при этом во внимание принималась максимальная величина N50 (подчеркнутые значения), независимо от ее принадлежности - мужчины или женщины.

Используемые косметологами концентрации гормонов приближаются по величине к суточным лечебным дозам этих веществ (см. выше).

Из этого следует, что эксперты и официальные лица основывают свою позицию (если вообще основывают) на физиологических экспериментах, в которых концентрация добавляемых индивидуальных гормонов в миллионы раз превышает концентрации этих же гормонов, требуемых для усиления клеточного роста в условиях "in vitro" (ср. с табл.8.5). А если учесть, что и в экспериментах на клеточных системах использовались все-таки повышенные концентрации гормонов и гормоноподобных веществ по сравнению с их содержанием в крови человека, то обсуждаемую разницу следует дополнительно увеличить. Например, концентрации инсулина, используемые для усиления клеточного роста (0,6-10 мкг/мл), превышают его содержание в крови (0,24-2,4·10-3 мкг/мл) почти в 1000 раз.

Следует учитывать также то обстоятельство, что содержание индивидуальных гормонов и гормоноподобных веществ в продуктах животного происхождения, например, в сперме животных, в целом если и отличается от их содержания в крови человека, то в значительно меньшей степени по сравнению с обсуждаемыми выше различиями (ср. табл.8.2).

Естественно, речь не идет о таких препаратах, как "Плацентоль" (см. выше), в которых, по-видимому, в процессе переработки происходит накопление некоторых гормонов.

Из всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что первым условием безопасного использования гормонсодержащего сырья в качестве регенерирующих добавок к косметическим препаратам является ограничение по содержанию индивидуальных гормонов и гормоноподобных веществ. Концентрация гормонов и гормоноподобных веществ в такого рода добавках должна быть сопоставима с их содержанием в крови человека. Именно в этом случае можно надеяться на то, что снижение концентрации гормонов в косметических препаратах в 106-109 раз по сравнению с лечебными дозами не будет приводить к каким-либо серьезным отклонениям от нормы, как на уровне организма, так и по отношению к клеточным системам кожи. В то же время, такие микродобавки гормонов к косметическим препаратам необходимы для поддержания кожи в хорошем состоянии в возхрасте после 30-35 лет.

В соответствии с теорией мягких косметологических воздействий нет никакой необходимости создавать концентрацию гормонов и гормоноподобных веществ в косметических препаратах выше их содержания в крови человека, так как стимуляция клеточного роста достигается введением в питательную среду всего 5-10% сыворотки крови животных. Поэтому нанесение на поверхность кожи таких "сбалансированных" по содержанию гормонов и гормоноподобных веществ косметических композиций сможет компенсировать снижающееся с возрастом обеспечение питательными и ростостимулирующими веществами клеток базального слоя эпидермиса.

Можно также полагать, что вторым условием безопасного использования гормонсодержащего сырья в качестве регенерирующих добавок к косметическим препаратам является соблюдение соотношений индивидуальных гормонов и групповых соотношений, близких к аналогичным соотношениям в крови человека. Это условие является, несомненно, менее обоснованным и, по-видимому, менее значимым, чем первое. Так, например, из данных, приведенных в табл. 8.5 следует, что стимуляция клеточного роста может достигаться введением в питательную среду 2 - 5 гормонов и гормоноподобных веществ. Более того, на отдельных клеточных системах показано, что такие вещества, как прогестерон, эстроген, тестостерон, кальцитонин, релаксин, церулоплазмин, простагландины, тироксин (для клеток He La) и фибронектин, инсулин, дексаметазон (для первичной культуры гепатоцитов угря) являются своего рода балластом и практически не влияют на ростовые характеристики клеток. Тем не менее, имеется ряд свидетельств, подтверждающих, что на уровне организма соотношение андрогенных и эстрогенных гормонов может играть определяющую роль, и существенное изменение этого соотношения обычно приводит к нарушениям в функционировании некоторых систем организма.

Можно полагать, что при изучении ростовых характеристик клеток в питательных средах (см. табл.8.5) в присутствии гормонов, стимулирующих клеточный рост, и так называемых балластных гормонов и гормоноподобных веществ, просто отсутствуют более детальные критерии "комфортного" состояния клеточной системы. Однако нельзя исключить и того, что для достижения "комфортного" состояния клеткам достаточно наличия всего 2 - 5 гормонов.

Тем не менее, на наш взгляд, для предотвращения возможного изменения соотношений гормонов на уровне организма целесообразно соблюдать второе условие безопасности использования гормонсодержащего сырья при конструировании косметических композиций, обладающих регенерирующим действием.

Для решения поставленной задачи необходимо иметь данные по содержанию гормонов и гормоноподобных веществ в продуктах животного происхождения.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Справка "Ранозаживляющая косметика", Косм.Мед. 1999, (2-3) 63;

2. Децина А.Н. "Регенерирующие композиции, содержащие сперму животных", Косм.Мед. 1998(5)43-49;

3. Децина А.Н., Бачинский А.Г. "Биологически активная добавка для получения косметических средств регенерирующего действия и косметический регенерирующий крем на ее основе" Пат.РФ №2129858, 24.10.96;

4. Децина А.Н. "Косметическое средство для ухода за кожей" Пат.РФ №2082393, 12.03.96;

5. Децина А.Н., Родионов В.И. и др. "Косметический марикрем для ухода за кожей" Пат.РФ №2110984, 28.08.97;

6. Децина А.Н., Бачинский А.Г., Голубев В.В. "Регенерирующее косметическое средство для ухода за кожей на основе развивающихся эмбрионов животных" Пат.РФ №2142783, 16.07.97;

7. Вязовая Е.А., Децина А.Н., Бачинский А.Г. "Способ получения регенерирующего косметического крема для ухода за кожей" Пат.РФ №2144815, 27.01.2000;

8. Eilor H., Graves C.N., J.Reprod. Ferti., 1977, 50(1)17-21;

9. Adamopoulos D.A. et al., Acta Eur. Fertil. 1976, 7(3)219-255;

10. Matsuda S. et al., Tohoru J.Exp.Med., 1975, 116(2)201-202;

11. Shirai M et.al., Igaku No Agumi. 1976, 96(3) 121-122;

12. Ten N.T. et al., Prod. Reprod.Biol., 1976, (1)107-114;

13. Purvis K. et al., J.Endocrinol., 1976, 70(3)439-444;

14. Mullen J.O. et al., In vest. Urol., 1968, 6(2)143-147;

15. White J.G., Hudson B., J.Endocrinol., 1968, 41(2)291-292;

16. Purvis K. et al., Clien. Endocrinol., 1976, 5(3)253-261;

17. Kleesiek K., Hild F., Frezenius Z., Anal. Chem., 1978, 290(2)167-168;

18. Sas M. et al, JRCS Med. Sci. Libr Compend. 1977, 5(1) 26;

19. Mondina R. et al., Prod. Reprod. Biol., 1976, (1)121-124;

20. Kelly R.W., Proc. Anal. Chem. Soc., 1977, 14(8)208-210;

21. Bendvold E. et al., Int. J.Androl., 1987, 10(2)463-469;

22. Clarke A.H. et.al., IRCS Libr. Compend, 1974, 2(1) 1050;

23. Perry D.L. et.al., Adv. Mass Spectrom, 1978, 78, 1540-1543;

24. Gstoettner H. et al., Dematol. Monatsschr., 1978, 164(8)560-563;

25. Templeton A.A. et al., J.Reprod. Fertil., 1978, 52(1)147-150;

26. Clarke A.H. et al IRCS Libr. Comprend. 1974, 2(1)1050;

27. Restuccia A. et al., Atti.Soc.Ital.Sci.Vet., 1974, 28, 487-492;

28. Ivanov N., Dimovv., Zhivotnovud. Nauki, 1974, 11(5), 103-108;

29. Charbonnel B. et al., Ann. Endocrinol., 1973, 34(6) 722-724;

30. Bygdeman M., Holmberg O., Acta Chem. Scand. 1966, 20(8)2308-2310;

31. Voglmayr J.K., Prostaglandins., 1973, 4(5)673-678;

32. Stylos W.A. Prostaglandins., 1973, 4(4)553-564.

33. Povoa H. et al., Acta Biol. Med. Germ., 1972, 20(1)183-184;

34. Rui H. et. al., J. Endocrinol., 1987, 114(2) 329-334;

35. Van Sande M. et al., Adv. Exp. Med. Biol., 1986, 198A, 469-475;

36. "Клиническая оценка лабораторных текстов", под ред. Н.У.Тица, М.; "Медицина" 1986;

37. "Терапевтический справочник Вашингтонского университета" под ред. М.Вудли, А.Уэлан, М.; "Практика", 1995;

38. Breton L., Delacharriere O., Pat USA №5989568, November, 23, 1999;

39. Toida Hiroshi, Koishi Masumi, Pat. USA №4309411, January 5, 1982;

40. Fioru-M. et al., J.Chromat. Acta, 1998, 807(2)219-227;

41. Sauer M.J. et al., J.Steroid. Biochim., 1989, 33(3)433-438;

42. Bidaur A.A. et al., Proc. Natl. Acad.Sci.USA, 1989, 86(18)7183-7185;

43. Gyawu P., Pope G.S., Bz. Wet.J., 1990, 146(3)194-204;

44. Koch J. et al., Endocr. Regul., 1991, 25(1-2) 128-133;

45. M.Klagsbrum "Bwine colostrum supports the serum-free proliferation of epithelial cells bit not of fibroblasts in long-term culture" J.Cell. Biol., 1980, 84, 808-814;

46. Di Corleto P.E. "Cultured Endotelial Cells Produce Multiple Growth Factors for Connective Tissue Cells", Exp. Cell Res. 1984, 153(1)167-172;

47. Dunn L.B., Damsun M., Moore A.A. et al., "Doos estrogen prevent skin aging? Result from the First National Health and Nutrition Examination Survey", Arch Dermatol., 1997, 133(3)339-342;

48. Kавот С., Грейс К. "Гормоны молодости", Косм.Мед. 1998, (3)19-22;

49. Florini J.R., Roberts S.B. "A serum Free medium for the growth of musc-le cells in culture" In vitro, 1979, 15(12)983-992;

50. Hutchings S.E., Sato G.H. "Growth and maintenanse of Hel a cells in serum-free medium supplemented with hormones", Proc. Watl. Acad. Sci. USA, 1978, 75(2)901-904;

51. Needham L.K., Tennekoon G.I., Mekhann G.M. "Selective Growth of Rat Schwann Cells in Neuron - and serum - Free Primary Culture" J.Neurosci., 1987, 7(1)1-9;

52. Menapace L., Armato U., I.F.Whitfield "The effects of corticotrophin (ACTH1-24) cuclic AMP and TPA on DNA replication and proliferation of primary rabbit ad renocortical cells in a synthetic medium" Biochem. Biophus. Res. Comm., 1987, 148(3)1295-1303;

53. Schneider Y.-J. "Optimisation of hybridoma cell growth and monoclonal antibody secretion in a chemically defined, serum - and protein - free culture medium" J.Immun.Methods, 1989, 116, 65-77;

54. Miyazari M., Sato J. "Degreased Albumin Secretion in Serum-Free Primary Cultures of Adult Rat Hepatocytes during Proliferation Induced by Epidermal Growth Factor and Insulin", Acta Med. Okayama, 1998, 42(1)41-43;

55. Hayuchi S., Ooshiro Z. "Primary Culture of the Eel Hepatocytes in the Serum-Free Medium", Bull. Jap. Sac. Sci. Fish., 1986, 52(9)1641-1651;

56. Darfler F.J., Iusel P.A. "Growth of Lymphoid Cells in Serum-Free Medium" in "Methods for Serum-Free Culture of Neuronal and Lymphoid Cells" New York, 1984. pp 187-196;

57. Bottenstein J.E. "Culture Methods for Growth of Neuronal Cell Lines in Defined Media" in "Methods for Serum-Free Culture of Neuronal and Lymphoid Cells., N.Y., 1984, pp 3-13;

58. Croze F., Walker A., Friesen H.G. "Stimulation of growth of Nb2 lymphoma cells by interleukin-2 in serum-free and serum-containing media" Mol. Cell. Endocrin., 1988, 55, 253-259;

59. Puri E.C., Turner D.C. "Serum-Free medium allows chicken myogenic cells to be cultivated in suspension and separated from attached fibroblasts", Exp. Cell Res. 1978, 115, 159-173;


Машковский М.Д. "Лекарственные средства" в 2-х томах, 11-е изд. М.; "Медицина", 1988.



© Децина А.Н., 2001

Набор слушателей в Заочную школу научной косметологии
Объявление для слушателей Заочной школы научной косметологии
Объявление (2) для слушателей Заочной школы научной косметологии

Написать в Заочную школу научной косметологии

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница





Рейтинг@Mail.ru
Главная  Новости  Каталог  Книги  КМЭ  Форум

ТУ  Гербарий  Golkom-Balance  Golkom-Post


Copyright © 2002-2017 "Библиотека природы"
По вопросам размещения рекламы на сайте: info@golkom.ru


Rambler's Top100